Известный луганский поэт написал поэму о башкирских конниках

 
 

Легендарная 112-я Башкирская кавалерийская дивизия, которую возглавлял генерал-майор Минигали Шаймуратов, освобождала Луганщину от гитлеровских захватчиков. Даже теперь, несмотря на тяжелые дни и новые боевые действия, в Луганске хранят благодарную память о башкирских конниках.

Луганский поэт Андрей Медведенко в поэме «Нескончаемый рейд» отразил бессмертный подвиг прославленных кавалеристов. Новую поэму, написанную осенью прошлого года, он назвал «Нескончаемый рейд» и передал ее председателю Башкирского союза ветеранов боевых действий Тимерьяну Ражапову, подписав: «Ражапову Т.Р. от автора с самыми добрыми пожеланиями. Очень было бы здорово, если бы поэму опубликовали в Башкирии и перевели на башкирский язык!»

Напомним, что представители Башкирского союза ветеранов боевых действий неоднократно доставляли в ЛНР гуманитарную помощь. Так, в преддверии Нового года они в седьмой раз побывали на Луганской земле и привезли пять тонн гуманитарного груза.

Андрей Ефимович Медведенко — заслуженный работник культуры Украины , лауреат областных премий имени «Молодой гвардии» и имени Бориса Горбатова. В 2001 году А.Ю. Медведенко избрали ответственным секретарем Луганской областной организации Национального Союза писателей Украины.  Автор многочисленных поэтических сборников, в том числе  “Уголь и вишни” (1977), “Стук в окно” (1990), “Бухта твоих ладоней” (1995), “Расщепление века” (1997), “Не возвращаться не могу” (1998), Избранное (2001), “Радуга среди зимы” (2003) и других.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НЕСКОНЧАЕМЫЙ РЕЙД

Героическая поэма

                                       Бесстрашным конникам Дебальцевского рейда посвящается

…И грузились кони

на станции в вагоны.

Нарушали ржаньем тишину.

Ой вы кони!.. Ой борзые кони!…

Уходили кони на войну!

 

 

 

И луна средь туч в иконных бликах

обещала спутницей им быть.

Стук стальных колес

на рельсов стыков

превращался в звонкий стук копыт.

 

Он сливался с пуль визгливым лаем.

Чтоб унять коричневое зло,

грозный витязь Салават Юлаев

всаживался в каждое седло.

 

И летели кони…

И, где надо срочно –

Там и принимали бой они!

В стыки армий вклинивались прочно –

Крепче всякой крупповской брони!

 

Ой вы кони!..

Кони огневые,

резвые, игривые мои!

 

2

 

Клубится дым над дальним перекатом,

На нем фашистов полчища – стеной.

И сам комдив –

отважный Шаймуратов

Башкирии батыров вводит в бой.

 

Он понимает: в выдержке победа.

И хоть кругом простор степи, не лес –

Стремительность дебальцевского рейда

Спесь укротит дивизии СС.

 

Трескуч мороз.

Уздечек перезвоны.

Клинков и пуль суровая пурга.

И вот летят с откосов эшелоны

С военной страшной техникой врага.

 

Глубокий снег.

Нашественники люты.

Но там, где наши конники прошли,

Пылают стратегические пункты,

Взлетают связи важные узлы.

 

Уже неделю конармейцы в рейде.

У лошадей кончается фураж.

Фашистов стаи выползли на грейдер.

Но оскудел бойцов боеприпас.

 

Уже прошла неделя и вторая –

Ни самолетов, ни подмоги нет!

Еще рывок!… – атака штыковая!

От крови бурым кажется рассвет.

 

В стальном кольце

отважных войско тает.

Уже комдив последний принял бой.

Но красный конник разве отступает!

Кто в рейд ушел – тот подлинный герой!

 

Шли в лобовую с шашками – на пули!

Вперед к победе воля их вела.

И золотой дугою конской сбруи

Над ними славы радуга взошла!

 

И слышен был

среди сраженья будней

по всей земле

хребта фашистов хряск.

Без их отваги и представить трудно

от нечисти спасенный наш Луганск.

 

3

 

Сердца стук с нарастающей болью…

Вся снарядами балка изрыта.

Конь по снежному мечется полю,

Ищет всюду родного джигита.

 

Как же это?!

Хозяина нету!

Ведь одно их взрастило село.

Он убитый иль раненый где-то?..

Холодеет пустое седло.

 

Рвет копытами землю и камни,

Кровь из раны по крупу струит.

Вот он встал на дыбы на кургане

И как будто бы звезды дробит.

 

Смотрит в небо, надрывисто дышит.

Может, там его хочет найти.

…До сих пор мне все кажется, слышу

его ржанье

на Млечном пути!

 

*

Ни башкирской степью, ни лесами

по пурге, не кончившей мести,

к людям кони прибегали сами,

чтобы друга верного спасти.

 

Зычно ржали. Становились – свечкой.

Придавал им силы херувим.

О калитку стукали уздечкой,

словно странник посохом своим.

 

— Там! …У штольни, стынет от мороза

раненый!.. Скорей помочь бойцу!…

 

И из глаз коней катились слезы

не по морде, нет,

а по лицу!

 

*

Ой вы кони!..

Кони – вороные,

чалые,

чубарые,

соловые

и бусые,

каурые

и пегие,

гнедые!..

Кони – змеи!

Кони – скакуны!

Спортивными увенчаны делами.

А я о тех, что не пришли с войны,

что улетели в небо

журавлями!

 

4

 

К горлу ком подкатывает близко.

Вот и снова вижу – сквозь рассвет

конники дивизии башкирской

по тылам врага уходят в рейд.

 

В лица им – колючий снег и вьюга,

Вера в святость, к подвигу их мчи!

Высоко подтянута подпруга.

Сабель блеск – похожий на мечи.

 

Не разъять народного их братства.

Где порвут насилия силки –

Люди избавляются от рабства,

гнета разлетаются замки.

 

Тяжелы потери их и раны.

Но свята их праведная месть.

Где пройдут – пылают вражьи станы,

совесть водворяется и честь.

 

Не могу сейчас о них не петь я,

Сердце не вмещается в груди…

Вот уже прошли десятилетья,

а они в пути все и в пути!

 

И все зримей, зримее движенье.

А сердца – пылающий костер

И, как их отваги продолженье,

ныне стал Дебальцевский котел.

 

Трудового мирного народа

ополченцы – самый яркий цвет!..

Каждый, посягнувший на свободу,

получил достойнейший ответ!

 

5

 

То рысью годы мчатся, то в галоп.

И впереди то ясный свет, то мглистый.

Идет смерча по полю белый столб,

Как будто вы ко мне – кавалеристы.

 

Встречаю вас

и сам себя тираню.

И вроде нет ни в чем моей вины.

И еле балансирую на грани

бурана чувств и будней тишины.

 

Примером вашим славным дорожу,

И ныне в наши скромные сраженья,

как вы, в глаза опасности гляжу

и с боем выхожу

из окруженья!

 

21.11.2016 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика