Министр труда и соцзащиты Ленара Иванова: «Оглянитесь, кому-то нужна ваша помощь!»

 

Опубликовано в газете «Ветеран Башкортостана» №5 (33) май 2011

 

«Надо привлечь внимание общества к пожилым людям», – уверена министр труда и социальной защиты населения РБ Ленара Иванова.

 

НЕ ЗАБЫВАЙТЕ О ГЛУБИНКЕ

– Ленара Хакимовна, в настоящее время в республике идет работа над региональной программой, направленной на повышение качества жизни пожилых людей. Какие проекты разрабатываются?

– Главная цель мероприятий – привлечение внимания общества к пожилым людям. Будет создан координационный совет, призванный обсуждать проблемы старшего поколения. Программа предполагает проведение социологических исследований, которые сыграют роль в принятии решений на государственном уровне.

Мы планируем размещать социальную рекламу, чтобы на проблемы пенсионеров обратили внимание молодые люди. Вот что огорчает: количество одиноких стариков увеличивается, а ведь зачастую у них есть дети, которые не хотят за ними присматривать! Уверена, что грамотная социальная реклама заставит кого-то задуматься.

Самые известные проекты, которые сейчас уже воплощаются в жизнь, – это социальный туризм и создание народных университетов для пенсионеров. Но есть и другие планы. Так, мы собираемся организовать службу сиделок. Конечно, существуют коммерческие фирмы, которые тоже предлагают подобные услуги, но ведь многим людям они просто не по карману. Значит, надо решать проблему.

– А что будет сделано для жителей глубинки?

– Для них мы будем создавать так называемые выездные социальные поликлиники. Это когда бригада в составе юриста, психолога и социального работника, представителя территориального органа Митруда, отправляется в отдаленные села и там, на месте, помогает людям решать проблемы.

Ведь республика у нас большая! На днях была в Белорецком районе. Там тоже немало деревень, расположенных очень далеко от центра, фактически в горной местности. А ведь у жителей глубинки тоже много вопросов. Как оформлять субсидии? Как должны начисляться социальные выплаты? Поэтому консультации на местах просто необходимы.

С этой целью в рамках программы мы планируем закупить автомобили для отдельных учреждений. 24 июня в Туймазах состоится семинар для заместителей глав администраций по социальным вопросам. Там мы остановимся на многих темах, в частности обсудим, как реализуется проект «Доступная среда».

– Расскажите, пожалуйста, о нем подробнее.

– «Доступная среда» – программа, ориентированная на то, чтобы во всех городах и селах нашей республики создавались условия, благоприятные для людей с ограниченными возможностями. Мы провели мониторинг по всем муниципальным образованиям, сейчас обрисовывается общая картина. Проблем много – не везде установлены пандусы, нет поручней, повсеместно в учреждениях высокое крыльцо, на которое инвалиду не подняться… Это надо исправлять.

Очень хочется развернуть наше общество лицом к инвалидам. Их у нас около 320 тысяч человек! Вы посмотрите – на улицах их не видно. Но не потому, что инвалидов не существует, а оттого, что для них нет условий. Каждый из них живет в своем мирке, а мы, благополучные люди, не замечаем их, мы жестоки к чужой боли. Это Чехов написал: «Надо, чтобы за дверью каждого довольного человека обязательно стоял человек с молоточком, который напоминал бы стуком, что есть несчастные». Необходимо включить инвалидов в школьную, институтскую среду, обеспечить посильной работой. Ведь, как ни горько об этом говорить, от инвалидности никто из нас не застрахован.

 

НАГРУЗКА КОЛОССАЛЬНАЯ

– Другой острый вопрос – квартиры для ветеранов. В республике еще остаются фронтовики, недовольные решением жилищной проблемы…

– Здесь меня огорчает несоответствие между звучащими с экрана телевизора словами «Каждого ветерана надо обеспечить жильем!» (все ведь это слышали!) и законодательными рамками. Люди, особенно пожилые, такие громкие фразы воспринимают буквально. А наше республиканское министерство обязано решать квартирный вопрос строго в соответствии с федеральным законом. Мы подвергаемся серьезным проверкам, отвечаем за бюджетные деньги головой и не имеем права допустить их нецелевого использования.

Мы вынуждены скрупулезно проверять факты. Так, учетная норма площади на одного человека – 12 квадратных метров. Если, скажем, в частном доме проживают ветеран и его супруга, а площадь дома – 25 «квадратов», выделить новое жилье мы не имеем права. Таков закон.

Другая сложность – признание дома непригодным для проживания. Зачастую представители федерального министерства на каждом совещании ругают нас за то, что мы признаем дома непригодными по принципу отсутствия водопровода и канализации. Они утверждают, что это – не основание для вручения ветерану сертификата. Повлиять на эту ситуацию мы не можем, в результате ветераны справедливо обижаются. Их осталось мало, и было бы хорошо, если бы федеральный закон и соответствующее финансирование позволили реально, без каких-либо условий обеспечить жильем абсолютно всех фронтовиков. Тогда бы мы закрыли проблему.

– А случается ли, что проволочки происходят из-за местных чиновников, которые халатно относятся к работе?

– Случаи бывают разные, но положительных примеров в системе Минтруда гораздо больше. Я пришла сюда недавно, и каждый день открываю для себя новые грани нашей деятельности. Мне кажется, сама система привлекает неравнодушных, грамотных людей, которые искренне стремятся помочь людям, а остальных отталкивает.

– Огорчает ли вас, что сейчас слово «чиновник» упоминается чаще всего в негативном ключе?

– Конечно, огорчает. Ведь чиновники тоже бывают разные. Есть те, которые постоянно на виду, на слуху. Но большинство наших сотрудниц – это настоящие пчелки, которые честно работают за маленькую зарплату. Работники отделов труда и соцзащиты начисляют людям доплаты и пособия, при этом их собственный уровень доходов такой же, как тех, кому они помогают.

Но моя боль – это социальные работники. Когда я пришла сюда, поняла, что большинство из них получает зарплату ниже прожиточного минимума. Зарабатывая пять с половиной тысяч рублей в месяц, они горячо любят свою профессию и продолжают помогать пенсионерам и инвалидам. Но как они живут на такие деньги?

У этих женщин нет вредности, дополнительных отпусков, при этом моральная и физическая нагрузка просто колоссальная. Вот представьте: зима, мороз, отдаленная деревня, а автобуса нет. Сотрудница комплексного центра берет сумку с продуктами, лекарствами и проходит пешком по сугробам огромное расстояние, чтобы попасть к неходячему пенсионеру. При этом и прийти надо с улыбкой, и уйти с улыбкой. Невероятно трудно!

– Ситуация с зарплатой соцработников изменится?

– Эту проблему я озвучила президенту республики. Я очень благодарна Рустэму Закиевичу за то, что с его стороны есть понимание. Вопрос повышения заработной платы социальных работников будет решаться.

 

МЕЧТАЛА СТАТЬ АРХИТЕКТОРОМ

– Каждый день вам приходится решать множество масштабных проблем, ответственных вопросов. Как вы считаете, министр – это женская профессия?

– Да, уровень ответственности очень высок. Я однажды мужу говорю: «Сегодня я каждые полчаса принимала решения, которые несут последствия для огромного круга людей». Это очень тяжело – осознавать, что твоя подпись может повлиять на то или иное развитие событий.

Но с другой стороны, я не сомневаюсь в том, что соцзащита – это, скорее, женская сфера. Ведь нам, женщинам, ближе такие вопросы, как милосердие, сострадание. Мне пригождаются юридическое и экономическое образование, но особенно я благодарна работе в профсоюзах.

– Чему именно научили профсоюзы?

– Очень многому – вести переговоры, отстаивать новации, готовить документы, брать на себя ответственность и решать вопрос от начала и до конца. Но главное, профсоюзная организация – это школа понимания проблем людей.

– Вы мечтали о подобной работе в детстве?

– Пожалуй, нет. Я была очень активной девочкой, участвовала во многих мероприятиях и даже, несмотря на свой рост, играла В баскетбол. Я с удовольствием занималась спортом, пионерско-комсомольской работой. Но при этом окончила художественную школу и не сомневалась, что стану архитектором. Даже выучилась на заочных курсах – делала чертежи, графические рисунки. Собиралась поступать в Свердловский архитектурный институт.

Но жизнь состоит из случайностей! К нам в Нефтекамск приехала сестра-студентка и уговорила меня ехать в Уфу. Так я поступила в авиационный институт.

Сейчас вас тянет к мольберту?

– Во время отпуска пишу акварели. Это мое самое большое увлечение.

– А спорт по-прежнему любите?

– Да, конечно. Через день занимаюсь плаванием, очень нравятся горные лыжи. Состояние полета меня вдохновляет! Правда, муж получил травму, из-за которой уже года три на лыжи не встает. Вот и я из солидарности на склоны не хожу. Но, на самом деле, люблю экстрим. Вожу автомобиль, получаю радость от быстрой езды.

 

КУЛИНАРИЯ – СПОСОБ САМОВЫРАЖЕНИЯ

– У вас межнациональная семья. Когда вы с будущим мужем решили пожениться, родители не были против этого брака?

– Скажу честно: были, причем с обеих сторон. В том числе из-за нашей молодости – мне тогда исполнилось 19. Сейчас я понимаю, что в их словах была своя правда, они хотели сберечь традиции, поэтому повторяли нам «Вы делаете ошибку!» Но мы живем дружно, а если и возникают какие-то проблемы, то с национальностью они не связаны.

– Чем занимается ваш супруг?

– Он предприниматель, очень независимый человек. Про него нельзя сказать: «Это муж министра». Он и сам иногда говорит: «Это не я супруг Ленары Хакимовны, это она моя жена». Считаю, что это нормально.

– Влияете ли вы на детей в плане выбора профессии?

– Это очень сложный момент. С одной стороны, мы должны уважать выбор ребенка, а с другой – быть мудрее его, чтобы помочь получить востребованную специальность.

У меня два сына. Младшему тринадцать, он пока далек от этих мыслей. У него одна мечта – стать великим футболистом и играть в сборной России по футболу на чемпионате 2018 года. Коллизия со старшим – ему шестнадцать. Его конек – право, обществознание. Он успешно участвует в межрегиональных олимпиадах, поэтому решил со следующего года учиться в классе социально-экономического профиля.

Мы с мужем оба имеем базовое техническое образование и очень хотели бы, чтобы и дети его получили. Отговаривали сына, но он проявил твердость и написал заявление без нашего согласия. Теперь он будет по минимуму изучать физику, химию, делать акцент на гуманитарных науках. Не знаю, хорошо это или плохо. Кто прав – мы или он. Но я считаю, что детей надо воспитывать самостоятельными. Мне нравится выражение: «Главное назначение родителей – научить детей жить без родителей».

– Многие считают, что министр – исключительно недоступный человек. А

школьные собрания, например, вы посещаете?

– Мне так стыдно! К младшему сыну на собрание я ходила, а к старшему, по иронии судьбы, ни разу не попала с тех самых пор, как стала министром. Но это только потому, что собрания совпадают с командировками. А так – конечно, в школу хожу сама.

– Любите ли вы готовить?

– Очень. В выходные я обязательно что-нибудь пеку: плюшки, печенье, пироги, запеканки… Кулинария – это тоже творчество и способ самовыражения.

БОЛЬШИЕ ПЛАНЫ

– Ленара Хакимовна, поделитесь профессиональными мечтами.

– У меня очень много мечтаний, связанных с работой. Мечтаю развить в республике благотворительность, добровольчество– чтобы это было не просто данью моде, а делом чести. Чтобы каждый мог с гордостью сказать: «Я занимаюсь благотворительностью!»

Огромная мечта – создать call-центр по трудоустройству инвалидов. Предположим, человек с образованием получил травму. Да, он не может ходить, но ведь интеллектуальный труд ему по силам! Еще я хотела бы отработать структуру семейно-демографической политики. У нас во многих ведомствах есть разрозненные службы социально-психологической помощи населению, которые я хотела бы объединить в нашем министерстве. Ведь самое главное – это предупреждать кризисные ситуации. Конфликты в семье, с детьми, стремление к суициду – все это зачастую снимается на уровне психологии. Хотелось бы, чтобы человек пришел в эту службу – и получил квалифицированную помощь юристов, психологов, социальных педагогов.

Заботит меня вопрос, касающийся трудоустройства выпускников. К сожалению, здесь страшный перекос – мы плодим заведомо ненужных специалистов: юристов, экономистов и даже педагогов. Значит, нужна особая государственная политика. Надо сигнализировать работодателям: «Подключайтесь к работе со студентами – проводите практики, стажировки, принимайте на работу выпускников – и будут вам льготы, налоговые преференции». Если это произойдет, постепенно уровень безработицы снизится.

Но решать этот вопрос нужно совместно с министерством образования. Проектов много, все сложные, каждым надо заниматься в отдельности.

– Приходится ли вам брать работу домой?

– Да, зачастую работаю дома. Приношу с собой письма, документы. А когда перейдем на электронный документооборот, буду заниматься только на ноутбуке.

– У вас очень плотный график. Можете ли вы выкроить время, чтобы, скажем, увидеться с подругами?

– К сожалению, у меня катастрофически не хватает времени на две вещи: на книги и на встречи с подругами. На днях у одной из четырех подруг, с которыми мы тесно общаемся со студенческой поры, был день рождения – и опять не получилось собраться.

Мы постоянно переносили дату, но скоро, наконец-то, увидимся, и я очень этому рада.

Беседовала Светлана Беллендир.

Опубликовано в газете «Ветеран Башкортостана» №5 (33) май 2011

 

 

 

СПРАВКА

Ленара Хакимовна Иванова родилась в Нефтекамске. Окончила Уфимский государственный авиационный технический университет по специальности «инженер-экономист» и Башгосуниверситет по специальности «правоведение». С 1991 года работала в Совете Федерации профсоюзов РБ, с 2006 года – заместитель председателя Федерации профсоюзов республики. С ноября 2010 года – министр труда и социальной защиты населения Республики Башкортостан.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *