Башкирский республиканский совет ветеранов
Издание "Ветеран Башкортостана"

Мой герой — Николай Дьяконов

д.коляОчень хочется рассказать о мужественном и героическом человеке – моём прадедушке Дьяконове Николае Алексеевиче. Он родился в 1914 году в селе Патровка Алексеевского района, Куйбышевской области в семье потомственного крестьянина: отец Алексей Яковлевич и мама Прасковья Ильинична.

Семья была многодетная – шесть детей: четыре сестры Варя, Аня, Стенька, Настя, брат Фёдор и сам  Николай. Окончил всего 4 класса. Вырос и сам умел держать в своих руках соху, которой пахал  теперь уже колхозную землю.

Шли годы. В помощь хлеборобом стала поступать техника, и дедушка один из первых осваивал её и применял в работе.

Весной 1935 года возле Ново-Николаевки приземлился агитсамолёт. Это было необычайным событием. К нему сбежалось всё село: и стар, и мал. Всем хотелось посмотреть крылатую машину. Здесь и была прочитана лекция о внутреннем и международном положении страны, о неотложных задачах, которые стоят перед тружениками села. Затем передовым колхозникам было предоставлено почётное право прокатиться на самолёте.

Никому из них не приходилось до этого взглянуть на родное село с высоты птичьего полёта. С волнением по очереди они садились в самолёт, и лётчик делал круг почёта. Среди тех, кто был удостоен права пролететь на аэроплане, был и мой дедушка, тракторист Николай Дьяконов. Тут же при выходе из самолёта люди подписывали договор на сдачу государству излишек сельхозпродукции, получаемой в подсобных хозяйствах. Вот такой необычной для нашего времени была форма агитации населения.

***

Когда-то славилась красотой  Мелания Горностаева. Не один ухажёр был отважен от отцовского крыльца! Ей же приглянулся весёлый балалайщик, комсомолец-тракторист Николай Дьяконов. Первым проехал он по деревенской улице на «Фордзоне», а уж играл да припевал как! Из-за него ходила с подружкой на политзанятия. Сдружились, полюбили друг друга. А в 1935 году и свадьбу скромную сыграли.

Молодая советская республика только силы набирать стала, а тут война. В 1941 году мой дедушка работал уже шофёром на полуторке. 22 июня его грузовик, миновав деревянный мост через реку Самару и преодолев крутой подъём, остановился около Богатовского элеватора. По лицам и по поведению людей понял: что-то случилось, пришла какая-то большая беда.

Вскоре услышал страшное известие – началась война. Разгрузив зерно, он поспешил в обратный путь. А в Алексеевке к нему присоединился ещё один колхозный грузовик, которым управлял водитель Печенин. Однако доехать до Ново-Николаевки они уже не смогли. При выезде из райцентра около местечка Капытино их остановил патруль и пояснил, что выезд из села без особого разрешения запрещен. Война!

Война круто изменила жизнь многих людей. Принесла в сёла и города горе и страдания. Всё это довелось испытать и моему  дедушке, прошедшему огненными дорогами от Москвы до Германии.

Проводила Меланья Ивановна своего супруга на фронт в январе 1942 года. Ждала с двумя дочками – Валюшей и Любой. Чего только не перевидали в войну – нужду и голод, труд непосильный, слёзы над редкими весточками.

***

Среди множества эпизодов военного времени дедушке Николаю Алексеевичу больше всего памятен тяжёлый бой в Прибалтике, когда враг, неожиданно высадивший десант с моря,  зажал в кольцо наши передовые части.

Воевал дедушка в составе 2-го гвардейского мотополка на Белорусском фронте. Тогда рядовой Дьяконов обеспечивал боеприпасами миномётчиков. Во время очередного артобстрела его ЗИС-5 был серьёзно повреждён. Немцы тем временем продолжали наступать. Бой шёл на окраине небольшого села. Командир поставил задачу: удержать на несколько часов натиск врага, предоставив возможность полевому госпиталю эвакуироваться в безопасное место.

Горстка храбрецов встреченная, шквальным огнём гитлеровцев, залегла. Траншея, откуда стали вести огонь мой дедушка и его друг Сергей Захаров, была почти наполовину залита водой. Стояла ранняя весна. По небу плыли хмурые свинцовые тучи, из которых, то моросил дождь, то падали мокрые хлопья снега. В таких вот  тяжёлых условиях защитники вели бой.

– Трудно представить, промокшие до нитки, в ледяной воде – а простудных заболеваний, почти не возникало – вспоминает дедушка.

К вечеру над селом вспыхнула ракета. Сигнал, что эвакуация закончена и солдатам, обеспечивающим прикрытие, нужно отходить. Но идти к тому времени он уже не мог, в одной из атак был ранен осколком в левую ногу. Вражеская пуля оборвала жизнь его близкого друга Сергея Захарова.

Оставшиеся в живых товарищи не покинули раненых, вынесли с поля боя, перевязали раны. На другой день он попал в санчасть. Ожидали, что ночью прилетит самолёт и вывезет раненых, но погодные условия не позволили этого сделать.

Командование приняло решение пробить кольцо и выйти из окружения. Под прикрытием темноты стали грузить раненых на машины.

Враг, видимо, не ожидал на этом участке линии фронта наступления русских. Внезапный удар с тыла вызвал замешательство у захватчиков. В панике, бросая оружие, они покидали окопы. В образовавшийся коридор пошли наши соединения, хотя с флангов неприятель продолжал вести артиллерийский огонь. Один снаряд разорвался рядом с машиной, на которой вывозили раненых. Грузовик швырнуло в сторону, и он завалился на бок.

Дедушка Коля очнулся уже на мокрой земле, левая нога не двигалась. От большой потери крови ощущалась слабость. Собрав последние силы, он стал ползти к своим, с невероятным трудом преодолевая каждый метр.  Подобрал его солдат на коне и передал раненого санитарам.

Очень сильную боль перенёс дедушка, когда длилась операция, почти без наркоза.  Врачи спасли ему ногу.

Долгие  шесть месяцев провёл он в госпитале города Каунаса. После выздоровления продолжал службу уже на территории Германии. Вернулся домой к мирному труду в феврале 1946 года. Освобождал города, Калинин, Ржевск, Смоленцк, Ярцев, Витебск, Минск, Вильнюс. Награждён 7 медалями, одна из них – «За боевые заслуги» в 1945 году.

Многих, с кем уходил на войну, не довелось больше увидеть. Пал на поле брани брат Фёдор. Пожалуй, нет в посёлке семьи,  куда бы ни принесла война страшное горе. Отдали свои жизни за наше счастье и многие его родственники Иван и Михаил Патрины, Алексей и Николай Савинковы, Егор Ячевский.

Никогда благодарное человечество не забудет подвига советского народа в смертельной схватке с фашизмом.

***

Дождалась бабушка Меланья своего любимого Николая.  После войны в 1947 году родился у них сын  Пётр Николаевич – мой родной дед.

После войны дедушка Коля работал шофёром, бригадиром, а в 1953 году колхозники избрали его председателем. Во время его руководства, колхоз «III Интернационал» стал лучшим  хозяйством в районе. Прославилось это хозяйство своими урожаями зерновыми. С какой радостью сияли его глаза, когда сдержано, поделился он радостью: «На ВДНХ нас будут представлять, в особом павильоне»- вспоминала бабушка Меланья.

За высокие производственные дела показатели хлеборобы и овцеводы побывали в Москве, где колхозу подарили грузовой автомобиль, многим труженикам вручили почётные грамоты и медали на ВДНХ.  Колхозу вручалось областное переходящее знамя. Хозяйства значительно перевыполняло планы сдачи государству зерна, молока, мяса, шерсти, яиц, и другой продукции. Во всём этом была большая заслуга  председателя колхоза Николая Алексеевича.

В 1957 году дедушка Коля был награждён орденом Трудового Красного Знамени и бронзовой медалью ВДНХ. К боевым наградам ветерана войны добавились награды за труд.

– Из тех колосьев, что насобирали мы тогда на ВДНХ, добрый бы вышел каравай, – вспоминала бабушка Меланья Ивановна.

А деревянный дом, который построил сам  дед Коля, всегда был наполнен хлебным духом, ароматным и аппетитным. Славилась хлебами-караваями хлебосольная Меланья. А хлеб удавался высокий, да пышный. Семья-то по нашим временам уже была немалая. Повыходили замуж дочки. С зятьями повезло. Самостоятельные оба, родителей почитали и к дочкам бережно относились. В гости часто с внуками приезжали. А за обедом, со щами наваристыми  хлеб бабушкин похваливали: «Ай, да тёща, ай да хлебы!»

Пришёл из армии сын Пётр – мой родной дед и женился на милой девушке с красивыми, лучистыми глазами по имени Надежда. Вросла она в Дьяконовых семью и трое внуков подарила.

Очень довольны были свёкры своей сношенькой-учительницей: «Грамотная и уважительная, детишек учит в школе», – так о ней говорили.

 

***

Долгий жизненный путь прошли вместе бабушка Меланья Ивановна и дедушка Николай Алексеевич. Планов было много больших и светлых. Он стремился улучшить жизнь колхозников, повысить рентабельность хозяйства. Но здоровье, надломленное войной, не позволило реализовать всё задуманное. В 1962 году пришлось оставить работу.

Вот такой нелёгкий боевой и трудовой путь прошёл в жизни коммунист, мой прадедушка – Дьяконов Николай.

Всё было – и доброе в памяти, и горькое в сердцах. Посчастливилось, и справили они золотую свадьбу. И во главе стола сидели смущённые, похорошевшие от каких-то вдохновенных, затаённых чувств супруги юбиляры. Они не говорили о том, какие чувства переполняют их. Это было видно по их сияющим добрым глазам.  И все дети и внуки сидели за столом. Все чувствовали себя своими, кровными за этим столом, где сиял никелированными боками полуведерный самовар, стоял аппетитный огромный торт, благоухал копчёный гусь. В теплушке, так называют заднюю комнату, радостно играли младшие внуки и правнуки.

– Всё  ладно у нас, мать. Все сыты, все благополучны. Ты довольна? – вопрошал глазами дед Коля. – Ну и хорошо. Хлеб сытый едим, за куском не глядим. Вот дети приехали – с семьями, с радостью. Чего ещё нам?

Милым взглядом и молча соглашалась бабушка. И по извечной крестьянской привычке, неспешно смахивала в ладонь самые мелкие крохи хлеба, её материнского каравая – сытного и щедрого.

50 лет прошли плечом к плечу, рука об руку эти достойные люди. И каждый житель посёлка Льва Толстого и сейчас уважительно отзывается о Николае Алексеевиче и Меланье Ивановне.

Вскоре бабушки не стало. Тяжелой была утрата.

***

Дедушка  Коля был хороший наставник молодёжи. Его часто приглашали в школу, где он выступал перед ребятами. И моему папе пионерский галстук повязывал сам лично.

К большому сожалению, дедушка был болен и стал старенький. За ним ухаживала его старшая дочь  Валентина  Николаевна. Мы часто заезжали в гости проведать его. Рассказывали о своих делах. Я хорошо помню, когда я был маленький, мы играли с ним в разные игры. Всегда с большой любовью он ждал  нас. В его доме жили  мои родные бабушка Надя и дед Петя. И как  прежде там пахло вкусным испечённым хлебом, дом был наполнен солнечным светом, звонкими голосами внуков и детей.

На все каникулы, праздники, выходные, мы всегда ездили  в деревню. Дедушка Петя продолжал дело своего отца, много лет, он был управляющий отделением в совхозе «Прогресс». Дедушки Пети тоже уже нет с нами. Но остался большой след в жизни.

У нас большая родня, много внуков, правнуков, но продолжатель рода Дьяконовых я один.

Мы обязаны жизнью тем, кто разгромил гитлеровскую Германию и спас свою землю от рабства. Понимаю, какие испытания выпали на долю старого поколения: старые раны, да и просто время берут своё. А 70 лет назад они были молоды, громили врага на всех фронтах – от Берлина до Чёрного моря! Они победили!

Долг молодого поколения – постоянно выражать признательность тем, кто спас человечество от коричневой чумы с оружием в руках отстоял мир на нашей земле.  Мой прадед Николай Алексеевич Дьяконов не просто ветеран – он победитель!

Максим Дьяконов.

Добавить комментарий