«Нанизывание вестей и оживление преданий…» Издана уникальная книга

Историк Салават Хамидуллин рассказывает о главной книге мусульманских интеллигентов

Книга известного дореволюционного историка Мурада Рамзи, изданная на русском языке, является уникальным памятником исторической мысли мусульман Российской империи. Название довольно витиеватое: «Нанизывание вестей и оживление преданий о событиях, произошедших в Казани и Булгаре, а также о татарских царях». Об этом издании, которое увидело свет только благодаря поддержке Благотворительного фонда «УРАЛ», и о его значении для изучения истории тюркских народов России мы поговорили с журналистом, кандидатом исторических наук Салаватом Хамидуллиным. Он вместе с переводчиком Русланом Дильмухаметовым готовил книгу к публикации на русском языке, являясь редактором, автором вступительной статьи и комментариев.

— Кто такой Мурад Рамзи? И как ему удалось процитировать в книге так много других историков?

— Мурад Рамзи – мусульманский историк, родившийся в дореволюционной России. По происхождению, согласно метрике Магометанского духовного собрания, он был башкиром Байлярской области Мензелинского уезда Уфимской губернии, ныне его родное село Альметмуллино Сармановского района Республики Татарстан. Как историк он состоялся уже в зрелом возрасте, а начинал свой жизненный путь как служитель религии. Мурад Рамзи учился в медресе города Троицк. Затем стал мюридом, учеником выдающегося суфийского шейха Зайнуллы Расулева. Желая лучше познать исламские науки и продолжить движение по суфийскому пути духовного совершенствования, он уехал в паломничество в Мекку, добравшись до Аравии через Ташкент и Индию. В Мекке и Медине он задержался на довольно долгое время. Сейчас, наверное, будет удивительно, если кому-то сказать, что в Мекке тогда пышным цветом «цвели» суфийские тарикаты (ордена). И вот в одном из таких тарикатов Мурад Рамзи продолжал путь духовного совершенствования, учась у шейха Мухаммеда Мазхара, потомка выдающего шейха Ахмада Сирхинди (имама Раббани). В Мекке, поскольку это был центр исламского мира, у него была уникальная возможность пользоваться огромной библиотекой, чего бы у него не могло быть здесь, в Башкирии. Вся мусульманская историография была под рукой. Он увлекся историей, и ему было интересно заниматься своими историческими научными изысканиями. В свое книге он ссылается на десятки авторов. По всей видимости, в конце 19 века этот труд уже был готов и увидел свет в 1908 году. Книга в дореволюционный период произвела фурор среди мусульманской интеллигенции – башкирской и казанской, она дала определенный толчок развитию историографии Урало-Поволжского региона.

— Почему тогда труд вдруг оказался под запретом после публикации?

— До публикации труд ходил в списках и многие с ним уже были знакомы. А.-З Валиди в своих «Воспоминаниях» пишет, что он читал рукопись еще до издания в доме у своего дяди Хабибназара. Кстати, книга была издана на средства шейха Зайнуллы Расулева в Оренбурге. И как им удалось первоначально миновать цензуру – это загадка. Но потом уже, когда был труд издан, царские цензоры спохватились, прочитали (в том числе и профессор Катанов, который сам по происхождению был хакасом, но знал множество языков), и схватились за голову. В книге они усмотрели недопустимую в то время критику самодержавия. Но эта критика в издании раздается и в адрес восточной политики Британской империи, других колониальных империй тогдашнего времени. Англия в то время занималась подавлением восстанием махдистов в Судане, ну и критиковалась колониальная политика Британии в Индии… В книге преимущественно критикуются западные державы, а российская империя только «между прочим». Тем не менее, книга была запрещена.

— Значит, в исторической книге Мурад Рамзи все-таки выражал свое мнение о происходящем?

— Да. Хоть книга и историческая, в ней много отступлений: говоря о прошлом, он внезапно на сегодняшний день, сравнивает, полемизирует. Там не только говорится о прошлом, но и о настоящем. Местами книга выдержана в публицистическом духе. Этот труд можно изучать не только как историческое произведение, но и как своеобразный памятник тех воззрений, которые существовали у мусульманских интеллигентов начала 20 века.

— Книга состоит из двух томов. О чем рассказывается в каждом из них?

— В первом томе излагается ранняя история, а во втором он больше пишет о позднем средневековье, новом и новейшем времени. Во втором томе Мурад Рамзи рассказывает и о башкирских восстаниях, а также о мусульманских деятелях недавнего прошлого: шейхах, ученых нашего региона, муллах и т.д. Второй том имеет более конкретный характер, нежели первый том. В первой части он излагает свое видение древнетюркской истории, этногенеза тюркских народов, поэтому для нас она была интересна. Несмотря на то, что он являлся башкиром, его можно назвать одним из творцов татарского политического проекта и татарской нации. Оригинал книги на арабском языке мы взяли в Национальной библиотеке имени Заки Валиди. До революции она, по всей видимости, не получила широкого распространения из-за запрета. В советское время знатоков арабского языка почти не было, поэтому историки прочесть эту работу не могли. И только сегодня широкий круг читателей получил возможность познакомиться с первым томом этой работы. Хотя второй том более интересен для читающей публики.

— В чем сегодня ценность книги, помимо, конечно, ценности исторической?

— Для своего времени книга эта была бомбой, она ссылается на труды восточных авторов, которые не были известны не только местному читателю, но и даже петербургским ученым. Но вот прошло 100 лет, историческая наука не стояла на месте, развивалась. Поэтому большинство авторов, на которых ссылается Мурад Рамзи, мне лично известны. Историческая ценность заключается в том, что он цитирует и ссылается на те рукописи, которые еще не опубликованы. Они лежат в каких-то архивах. Плюс сама работа представляет собой памятник общественно-политической мысли, господствовавшей среди мусульманских интеллектуалов России начала 20 века. Нам интересно как они мыслили и как смотрели на историю – всемирную, российскую и национальную. Нам, сегодняшним исследователям, интересна картина мира, нарисованная Мурадом Рамзи, с культурологической точки зрения, чтобы понять, как они представляли прошлое и будущее мусульманских народов России. В этом плане – это бесценный источник.

Текст: бфурал.рф.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.