Рамиль Хакимов. Профессия – следователь

15 января исполнилось десять лет со дня образования Следственного комитета России как самостоятельного государственного органа. Заслуженный юрист РБ Рамиль Амирович Хакимов стоял у истоков ведомства.

 У ИСТОКОВ

– Рамиль Амирович, вы стояли у истоков создания следственного комитета в республике. Как было образовано ведомство?

–  Фактически следственный комитет был создан в 2007 году – именно тогда было образовано следственное управление Следственного комитета при Прокуратуре. Мы, А.А. Касьянов, Б.М. Гузаиров, Р.Г. Султанов и я, создавали его с нуля. Не было ни помещения, ни штата, ни автомобилей – только приказ. А.А. Касьянов стал начальником управления, я его заместителем. 15 января 2011 года вступил в силу федеральный закон о Следственном комитете России.

– Почему был необходим новый следственный орган?

– Было крайне важно преодолеть разобщенность и сконцентрировать сотрудников следствия в одном ведомстве. У следователей стало гораздо больше законных полномочий, возможностей для взаимозаменяемости и служебного роста. Создан свой криминалистический аппарат, процессуальный надзор; структура стала гораздо мобильнее, мощнее и профессиональнее. Для следователей этого очень многое значит.

Каждый следователь – это, без преувеличения, «штучный товар». Узкую надзорную работу могут выполнять многие. Но следователь еще и психолог, аналитик. Слово «следователь» близко слову «исследователь». Это умственное напряжение, самоотдача, полное погружение в дело.  Ответственная и напряженная работа – нельзя ошибиться и сломать человеку судьбу. Профессия сложная, не каждый может в ней состояться. Однако тот, кто любит работу, добивается больших успехов.

В университете у меня были хорошие учителя: криминалисты Л.Л. Каневский, З.Д. Еникеев, В.А. Банин. На службе учился у ветеранов войны – Головачева, Торопыгина. Многому нас обучил Риф Хабибуллович Вахитов. Обо всех говорю с благодарностью.

ЛИХИЕ ДЕВЯНОСТЫЕ

– В 90-е годы вы были следователем по особо важным делам Прокуратуры Уфы. Чем запомнилось это время?

– Тогда в стране был разгул преступности – не зря же говорят: «Лихие девяностые!» Появилось много банд и «бандочек», преступных группировок, у которых имелось стрелковое оружие. Война на Северном Кавказе породила распространение оружия по всей стране. Уфа не стала исключением – преступники тоже вооружались и пистолетами, и автоматами.  Огнестрельное оружие часто применялось в бандитских «разборках». Разбойные нападения, грабежи, рэкет, которым обложили всех, даже старушек, торговавших на рынке, «крышевание», захваты предприятий… Что и говорить – полный беспредел.

Страна жила тогда тяжело. Сотрудники правоохранительных органов тоже столкнулись с невыплатой и задержкой зарплаты, многие уходили. Оставались самые стойкие.

Особенно сложная ситуация была в уфимской Черниковке. В цыганских дворах продавали наркотики. Мы проводили бесконечные обыски, делали облавы с переменным успехом: одну цыганскую семью «распотрошим», тут же появляется другая. Цыгане вовлекали в распространение наркотиков детей – понимали, что их не посадим. На почве наркомании и алкоголизма возникало множество бытовых преступлений. Повздорили – и за нож.

– Как удалось преломить ситуацию?

– Только одним способом – выкорчевыванием. Другого варианта нет. Многих распространителей наркотиков пришлось посадить. Но ведь и тогда была здоровая часть общества: вели пропаганду здорового образа жизни в школах, институтах, на предприятиях. Работали всем миром день и ночь – и получили результат. Конечно, до конца наркоманию не искоренить, но уже далеко не те масштабы.

– Какие дела вам наиболее памятны?

–  Мне, следователю по особо важным делам, поручали самые сложные дела. Я ни от чего не уклонялся, такая работа.

В 1992 году пришлось расследовать первое в республике заказное организованное убийство. Тогда несколько ранее несудимых граждан придумали хитроумную схему обогащения. Они вовлекли в группу спортсменов — «культуристов», нашли недавно освободившегося человека – и на его имя зарегистрировали малое предприятие с красочным названием МП «Лимон». Преступники связались с печально знаменитым «МММ», взяли на реализацию огромную партию товара. Понятно, что долги возвращать не собирались. Как только товар на грузовиках доставили в Уфу, они организовали убийство фиктивного директора. Информацию мы собирали по крупинкам. В результате работа, начатая с одного листочка (с заявления жены о пропаже мужа), привела к уголовному делу с двенадцатью подсудимыми. Их судил Верховный суд Башкирии, все получили большие сроки.

В те годы мы начали ходить с табельным оружием – пистолет Макарова всегда был на взводе, были реальные угрозы.

Немного раньше, в 1985 году, было «дело таксистов». Таксисты сколотили группу, высматривали в аэропорте или на вокзале клиентов побогаче и увозили в сторону Белой. Там пассажира грабили, убивали и бросали в реку. Среди тех, кого убили, был офицер, приехавший со службы в отпуск. Он позвонил с таксофона родственникам – сообщил, что прилетел в Уфу, но до дома так и не добрался.

А в 1986-1987 годах в Уфе орудовал серийный насильник – ни до, ни после этого таких случаев в городе не было. Преступник совершил 37 изнасилований девочек от пяти до двенадцати лет. Он высматривал их в разных районах города. Заходит, скажем, первоклассница в подъезд – и он с ней садится в лифт…  Насильника искал весь город, задействовали все правоохранительные органы. Были и ложные сигналы. Девочки сообщили, что преступник был одет в синюю цигейковую шубу с белым воротником – трех похожих парней задержали, но потом отпустили. Уфа была взбудоражена, потрясена, родители отказывались отправлять детей в детсады и школы.

Насильника вычислили зимой возле кинотеатра «Победа». Он вновь направился за школьницей, а бдительная женщина это заметила, подняла шум. Мы оцепили весь район – и поймали злодея. Конечно, он отпирался, но я был уже опытным следователем, было много информации. Девочки его опознали. Парень лет 25, женатый, с ребенком. Дома – примерный семьянин. Вот такой оборотень. Так как не было убийств, ему дали около пятнадцати лет. Тогда мы быстро оповестили город о том, что преступник пойман. Люди постепенно успокоились.

 

ЛОГИКА, ПСИХОЛОГИЯ, ИНТУИЦИЯ

– Вы много лет работали следователем. А детективы читать любите?

– Конечно, я со школьной скамьи перечитал все знаменитые детективы, а повести о Шерлоке Холмсе были моей первой настольной книгой. Благодаря книгам с детства мечтал стать следователем – раскрывать, исследовать, применять логику. В советские годы было написано много интересных детективных историй. Я уважительно отношусь к творчеству братьев Вайнеров: они работали в органах следствия, поэтому события книг и фильмов, того же «Место встречи изменить нельзя», взяты из реальной жизни. Но в последние годы авторы напрудили столько книг, которые читать невозможно! Фильмы, сериалы тоже высосаны из пальца. Сразу видно: люди работают ради рейтинга. То, что происходит на экране, оторвано от жизни, это просто «Санта-Барбара» на основе следственных тем для пенсионеров и домохозяек.

– Сегодня вы наблюдаете за тем, что происходит в органах следствия?

– Конечно, я никогда не отрывался от жизни. Я помощник депутата Госдумы Фарита Ганиева, тоже бывшего следователя. Мы принимаем граждан, отвечаем на вопросы, помогаем людям. До сих пор себя чувствую следователем и сыщиком.

– Как вы думаете, вашим молодым коллегам работать проще благодаря современным технологиям, новейшим средствам?

– Это субъективная оценка. Да, мне кажется, что нам было тяжелее, больше было дел. Но я знаю, что и некоторые молодые следователи проводят дни и ночи на работе.  Сегодня у них больше экспертных технических возможностей, но ведь суть в другом – не технологии раскрывают преступление! Это может сделать мозговитый следователь с ручкой и листком бумаги. Иногда преступник ломает логику, но на помощь приходят интуиция и опыт, то есть практика, общение с людьми. Следователь, если он усвоил логику, психологию, знание человеческой души, в состоянии разговорить любого подозреваемого. Ведь бывают дела, где преступник вовсе не дает показания, – по закону имеет право молчать.

– Что вы делали в этом случае?

– Надо быть умнее преступника, мыслить глубже, проникнуть в его душу. Я говорил: «Ты можешь молчать, мне твои слова не нужны – доказательств и так достаточно. Ты просто объясни, почему ты это сделал. Возможно, есть какая-то смягчающая жизненная ситуация. Я изложу ее в обвинительном заключении, и судьи смягчат приговор». И начинается разговор, выясняется, что привело к преступлению: зависть, ревность, желание свести счеты, давняя обида… Это только в кино показывают: мол, следователи избивают, пытают… Нет! Это чушь. Ничего этим не добьешься. Только нормальный человеческий контакт. А преступность никогда, даже при лучшем общественном строе не исчезнет. Всегда будут ссоры, предательство, желание обогатиться.

– Следственный комитет раскрывает коррупционные дела. Как вы считаете, можно ли победить это зло?

– Я не пророк и не вправе делать громких заявлений. Но мы всеми силами стараемся свести коррупцию к минимуму. Никто не даст гарантии, что с ней будет покончено, но работать над этим нужно ежедневно.

 

СПОРТ ПОМОГАЕТ РАБОТЕ

– Вы молодости вы занимались футболом, играли в командах «Каучук» и «Содовик». А сейчас увлекаетесь спортом?

– Конечно, пандемия нарушила многие планы. Но, когда есть возможность, с удовольствием встречаюсь с коллегами, бывшими спортсменами. Играем в футбол, волейбол, бильярд. Я создавал команды футболистов прокуратуры, Следственного комитета – и довольно успешно. Команда была чемпионом Приволжского федерального округа. Мы привозили немало кубков. Я был в одном лице тренером, капитаном и игроком, прививал ребятам здоровый образ жизни. Конечно, я давний болельщик, даже ездил на некоторые матчи Чемпионата мира по футболу в 2018 году.

– Спорт помогает работе?

– Еще как! Два-три раза в неделю час-другой после работы позанимаешься тем же футболом – и такой прилив сил получаешь! Можно день и ночь не спать – расследовать.

– Не жалеете, что не стали профессиональным футболистом?

– Ностальгия осталась. Но я не преувеличиваю свои способности – вряд ли бы я стал великим спортсменом. Был период, когда мне нужно было принять решение: либо всерьез заняться футболом, либо работать по специальности. В милицию и прокуратуру двери были открыты. Я сделал выбор и ни о чем не жалею. В январе с удовольствием поздравляю коллег из следственного комитета и прокуратуры с профессиональным праздником.

Беседовала Светлана Беллендир.

 

СПРАВКА

Р.А. Хакимов – Почетный работник Прокуратуры РФ, заслуженный юрист РБ. Награжден знаком «За безупречную службу», Почетной грамотой Генерального прокурора РФ, Почетной грамотой РБ. Депутат Госсобрания РБ V созыва. Как ветерану следственных органов, Р.А. Хакимову вручена медаль от председателя СК РФ А.И. Бастрыкина.

Работу в органах следствия начал в г. Стерлитамаке. В 1984-1995 гг. – следователь по особо важным делам прокуратуры г. Уфы. В 1995–1997 гг. – зам. прокурора Орджоникидзевского района г. Уфы. В 1997–2002 гг. – зам. начальника управления по надзору за расследованием преступлений Прокуратуры РБ. В 2002–2007 гг. – Уфимский транспортный прокурор. В 2007–2008 гг.– зам. руководителя Следственного управления СК при Прокуратуре РФ по РБ. В 2008–2013 гг. – прокурор г. Уфы. В 2013-2018 гг. — депутат Госсобрания — Курултая РБ V созыва, заместитель председателя Комитета по правопорядку и судебным вопросам.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *