Назип Исмаков. «Я пойду на фронт и не вернусь». Дочь назвал Революцией

Мой отец Назип Билалович Исмаков родился в деревне Рапатово Кушнаренковского района в 1904 году. Он был коммунистом, председателем сельсовета. Его не хотели отпускать на фронт, но он заявил: «Женщины уже воюют!» – и в 1941 году ушел добровольцем. Семье он сказал: «Я пойду на фронт и не вернусь. Но мое дело продолжит моя дочка». Отец назвал меня Революцией.
В деревне нам жилось тяжело, голодно….

Читать далее

Мария Вертопрахова. Была наводчицей зенитного орудия

— Не могла я сидеть дома, когда над Родиной нависла такая страшная опасность, — говорит Мария Игнатьевна. — В 1942 году отправилась на фронт, где уже воевали отец и брат.
Военную подготовку 21-летняя Мария проходила в Куйбышеве. «Впервые брать в руки оружие было страшно, а на фронте, в Сталинграде, было уже не до страха, – вспоминает ветеран. – Я была наводчицей зенитного орудия. Стрелять приходилось дни напролет. А вокруг рвались бомбы и снаряды…»
Самым тяжелым испытанием стала ночь переправы через Волгу. «Весь Сталинград был в дыму. Горели здания, земля… Даже река пылала!»

Читать далее

Салих Зайнашев. Первый бой принял подо Ржевом

«…Когда пошли на Смоленск, командиру меня одну гранату попросил. Только я ему дал, как слышу: «Ой!» Гляжу, а ему пуля в сердце попала, быстро умер. Тут же и меня в грудь ранило. Я даже сразу не понял, что это пуля, боли не почувствовал, только голова сильно кружилась, вот и упал. Молодые девчонки-санитарки меня нашли, перевязали, потащили…
Когда вброд через реку перевели, я кое-как сам встал на ноги. Смотрю – на траве лежат огурцы. Откуда взялись только? Я поднял огурец, откусил – и сразу силы появились! Так и добрел тихонько до землянки, где были командиры. Отправили меня лечиться в Москву..»

Читать далее

Зайнетдин Ахметзянов. Герой Советского Союза. Служил в саперном батальоне

В январе 1942 года прадедушку призвали в армию. Служил он в саперном батальоне. Приходилось ему расчищать от мин полосы для прохождения танков и пехоты, возводить мосты и понтоны. Молодые солдаты звали его «отец». При форсировании реки Западный Буг в июне 1944 года он самоотверженно увлекал за собой саперов своего взвода. Но самое трудное было впереди. При форсировании Вислы в Польше Зайнетдин Ахметзянов бессменно в течение трех суток переправлял на другой берег орудия и бойцов под артобстрелом и бомбардировкой. Выдержать такое мог только истинный герой!

Читать далее

Шарип Галлямов. Медаль «За отвагу» получил за форсирование Одера

В 92-м запасном полку он постигал азы солдатской службы. В 1944 году его зачислили в 225-ю Новгородскую Краснознаменную стрелковую дивизию. Шарип Галлямов был заместителем наводчика орудия, сражался в составе III Белорусского и I Украинского фронтов, участвовал в освобождении многих городов и сел Украины, Белоруссии, Прибалтики. Форсировал десятки рек. За участие в форсировании Одера 7 мая 1945 года он был награжден медалью «За отвагу». За фронтовые подвиги мой прадедушка награжден орденом Славы третьей степени, орденом Красной Звезды, Отечественной войны, медалью Жукова и другими наградами.

Читать далее

Фарит Валиев. Прорывал блокаду Ленинграда, после войны стал хирургом

17-летний паренек в конце 1942 года, когда учился в десятом классе, добровольно отправился защищать Родину и попал в самый разгар ожесточенных боев под Ленинградом. Он участвовал в прорыве блокады и в полном освобождении Ленинградской области. Для этого пришлось наступать через леса и болота, прорывать железобетонные оборонительные сооружения «Линии Маннергейма». Несмотря на упорное сопротивление врага, нашим бойцам удалось дойти до Финской границы.
Мой дед участвовал в освобождении Молдавии, Румынии, Венгрии, Чехословакии и Австрии. К концу войны их перебросили на Берлинское направление. При штурме Рейхстага 4 мая 1945 года дедушка был тяжело ранен.

Читать далее

Зинаида Шипанова: «Меня никто в пекло не посылал, я сама так решила»

Родные не пускали школьницу на войну, но она подделала в документах дату рождения («пусть думают, что мне не 16, а 18 лет!») и отправилась в военкомат. Родным отчаянная Зиночка оставила записку: «За меня не волнуйтесь, я ушла на фронт». Отец пытался вернуть дочь домой, но ему это не удалось. Зину назначили поваром, но в кашеварах она проходила недолго — упросила командира направить ее санинструктором в стрелковый батальон.
Юная медсестричка выносила из-под огня раненых, перевязывала, успокаивала взрослых, опытных бойцов. А однажды ей довелось поднимать батальон в атаку.

Читать далее

Петр Ртищев. Совершил сорок два прыжка с парашютом

Прадедушка рассказывал, что самое страшное сражение было на озере Балатон. В окружении немцев они две недели стояли там без еды, грязные, мокрые, в холодной воде. Многие тогда погибли, а ему и еще нескольким его товарищам удалось выжить. Дальше был Будапешт. Прадед прошел полуторамесячные курсы и стал десантником. Воевал в 9-й гвардейской десантной бригаде, совершил 42 прыжка с парашютом.

Читать далее

Алексей Зверев. Воевал под Киевом, прошел через ад концлагеря Дахау

С болью вспоминал он о лагерях для военнопленных. От голода и болезней умирали многие бойцы. Он видел, как гитлеровцы расстреливали советских офицеров и мирных граждан-евреев, нещадно избивали их, издевались. Последним для Алексея Никитича стал немецкий концлагерь Дахау в Германии. Здесь он работал на каменоломнях и настолько ослаб, что весил 40 килограммов. Спасло от смерти то, что не курил и менял табак на хлеб, чтобы выжить.
Освободили его американские солдаты. Успели вовремя – их вели на расстрел.

Читать далее