Семьей единой. Репортаж из Узянского детского дома

Узянский детский дом, который поддерживает фонд «УРАЛ», был одним из первых в республике, в котором стремились объединить родных братьев и сестер. Раньше о подобных «мелочах» особо не задумывались, но все изменилось с приходом к руководству нового директора – Марии Калуцкой. Анастасия Ширина съездила в Узян, чтобы посмотреть, что сейчас происходит в детских домах на селе.

Путь до села Узян неблизкий – оно находится в Белорецком районе в 263 километрах от Уфы. За окном автомобиля проносятся нетронутые леса и живописные горы, мелькнула одноименная река – подъезжаем.

Детский дом не приходится долго искать: двухэтажное кирпичное здание, похоже, самая крупная постройка на селе и виднеется издалека. Нас встречает директор, Мария Калуцкая, которая проводит экскурсию по детскому дому.

– Раньше здесь всё было по-другому. Воспитанников делили на группы – по 15 детей одного возраста, – вспоминает Мария Михайловна. – Сейчас ребята живут семьями. В каждой не больше восьми мальчиков и девочек разного возраста. Это сделано для того, чтобы не разделять братьев и сестер.

Дети живут в «трехкомнатной квартире» — отдельном блоке со своими спальнями, санузлом и комнатой отдыха. Сейчас здесь слишком тихо и несколько пусто – все уехали в детский лагерь. Осматриваемся. В комнатах уютно, окна закрывают яркие шторы, на стенах висят рисунки детей, залакированные паззлы, дощечки с выжженными картинами.

В санузле есть стиральная машинка, ей здесь умеет пользоваться каждый. Вроде и мелочь, а важная. Проблема самостоятельности в детских домах стоит довольно остро.

– Чем больше у подростка появляется домашних обязанностей, тем лучше для него, – поясняет директор детского дома.

У детского дома есть своя библиотека, причем книжный фонд не исчерпывается старыми изданиями, есть там и новые книги, и красочные интересные энциклопедии. В зале светло и просторно, чернеет новенький компьютер, стоят диванчики, где можно расположиться с книжкой. Нас водят по территории, показывая кабинет за кабинетом. Медпункт, актовый зал, мастерская, столовая. Ощущение потемкинской деревни полностью отсутствует, и нет чувства, что мы гуляем по холодной и бездушной общаге. Чувствуется самая настоящая домашняя обстановка.

– Увидь вы старое здание, в котором мне довелось работать, у вас бы все внутри перевернулось, – говорит Мария Михайловна. – В те годы детдом располагался в деревянном здании, туалет был на улице, детей мыли в стареньких жестяных тазах, таская воду из речки. Внутри было убого и казенно.

Тогда обстановка была типична для подобных учреждений. Из мебели лишь железные кровати, да фанерный шкаф. Новое кирпичное здание было построено по инициативе нынешнего директора. По ее словам, она хотела, чтобы для детей здесь был «второй дом».

Большая и дружная

Сироты из Узяновского детдома не бросают друг друга. Помогают своему «второму дому» даже после выпуска.

– Бывший воспитанник, Игорь, купил на горе развалины. Это была свалка, что и за три года не разобрать, – вспоминает Марина Михайловна. — Но тут махом приехали ребята из Уфы, из Белорецка, и расчистили все за лето. Сейчас в дом, построенный на этом месте, не стыдно и экскурсии водить: у Игоря золотые руки, он мастер в художественной резьбе.

Директор останавливает нас перед стендом с фотографиями и наградами за спортивные успехи.

– Горжусь нашими ребятами. Каждый их успех и каждую неудачу воспринимаю очень лично, потому что родные, хоть и не по крови, – говорит она это с какой-то особой, неподдельной теплотой в голосе.

«Это что еще за фифа?»

Сейчас Мария Калуцкая больше времени проводит со своими воспитанниками, чем с родными детьми. Но в далекой молодости она и подумать не могла, что будет работать в детском доме. Когда на последнем курсе педколледжа Мария сдала все выпускные экзамены на пятерки, ее вызвали к ректору и вручили направление для поступления в институт. Но туда она так и не поступила. Приехав в Узян, девушка узнала, что у её отца, участника войны, открылись старые раны, и повезла направление назад.

– Папа сказал: «Ты образование уже получила, нужно учить твоих сестер – не знаю, что у меня будет со здоровьем». И я повезла, – грустно улыбается рассказчица. – Там меня распределили воспитателем в Узянский детский дом. Я была в шоке. Детьми мы старалась обходить это мрачное место: подростки за забором были какими-то другими, ходили в одинаковой одежде и с бритыми головами.

Мы поднимаемся по лестнице, а Мария Михайловна вспоминает свой первый рабочий день.

– 20 минут первого, а я не могу преодолеть 30 метров до крыльца – ноги не идут. Взяла себя в руки, пошла знакомиться с детьми. Захожу, а у ребят на кроватях горох. Я возмутилась и велела все прибрать. Тощие парнишки разом обернулись и недобро уставились. Один из них протянул «это что еще за фифа?» и скомандовал «лови». Они все ко мне, и как вокруг ёлки. С криками, со свистом, с нецензурной бранью, кто щипнет, кто дернет, – рассказывает Калуцкая так эмоционально, как будто бы это было 10 минут назад. — У меня все кипит, вот-вот разревусь, а в голове одна мысль: вырвусь – ноги моей здесь не будет. И тут мне вспомнились слова моего педагога, она говорила: «Придете, все будет на работе, но нельзя ни жаловаться, ни уйти – иначе бросайте педагогику совсем». Я уперла руки в бока и так гаркнула «А ну прекратить!», что они опешили. Парень постарше их отозвал, сказал: «Так не пойдет ребята, дамочка серьезная».

С тех пор проблем с дисциплиной не было. А первые воспитанники до сих пор звонят и приезжают.

Очень страшно остаться без поддержки

Зимой в детском доме случилась авария. Выйдя на вечерний обход, директор столкнулась с перепуганным оператором. Он бежал от котельной навстречу и кричал, что вся вода ушла за секунду.

– Тогда стоял жутчайший мороз в 40 градусов, – вспоминает Мария Михайловна. – Собрав весь педколлектив, распределила детей по воспитателям, сама взяла семерых и принялась звонить в инстанции.

В тот вечер первыми отказали городские теплосети. На помощь не пришли и МЧС. Потом лишь позвонил министр коммунального хозяйства из Уфы и сказал, что утром приедут СМИ из Москвы.

– Зачем? – до сих пор негодует Калуцкая. – Тогда детскому дому были нужны не журналисты, а ремонтники и тепловые пушки.

Устранять неполадки пришлось им самим. Вместе с двумя добровольцами-кочегарами они восстановили давление в колодце.

– Обморозили все пальцы, но здание спасли, – подводит итог Мария Михайловна.

Утром приехал МЧСник. Оказалось, градусники мерить. Реальная помощь поступила только от фонда «УРАЛ», который выделил на реконструкцию котельной 350 тысяч рублей.

Помощь все-таки приходит

Сегодня в детском доме 38 детей, не так уж и много – многих отдали в семьи, но само здание огромное, и обслуживать его все равно нужно. На это уходит большое количество средств.

– Конечно, мы прикладываем все усилия, чтобы траты были меньше: привлекаем спонсоров, стараемся заработать сами, продает детские поделки, содержим свой огород, – перечисляет директор. – Много какую работу делаем своими руками, например, ремонт.

Марина Михайловна рассказывает, что именно благодаря финансовой поддержке Благотворительного фонда «УРАЛ» они смогли справиться с ремонтом: наладили электроснабжение учебных мастерских и отопительную систему, отремонтировали сети водопровода, устранили нарушения правил по пожарной безопасности и завершили реконструкцию столовой. Фонд неоднократно помогал детскому дому с 2012 по 2019 год. Всего на его нужды было выделено 4,8 млн рублей.

Благодаря этой помощи Узянский детский дом остается настоящим вторым домом для тех, кто нуждается в этом больше всего.

Материал подготовила Анастасия Ширина, бфурал.рф

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.