Скорбим. Ушел из жизни ветеран военной службы Жорж Стамбулиди

16 декабря 2020 года Комитет ветеранов Республики Башкортостан сообщил, что ушел из жизни ветеран военной службы, активист Орджоникидзевского районного совета ветеранов Жорж Харлапьевич Стамбулиди.

В память о Жорже Харлампьевиче публикуем его интервью, которое он дал газете «Ветеран Башкортостана» в августе нынешнего года.

***

ЧЕСТЬ ОФИЦЕРА

Ветеран военной службы Жорж Харлампьевич Стамбулиди — о службе, патриотизме и связи поколений.

— Жорж Харлампьевич, как вы решили стать военнослужащим?

— Я родился в 1945 году. Мы, дети послевоенного периода, находились под большим влиянием ветеранов. Практически все наши учителя-мужчины побывали на фронте. Меня еще в шестом классе начали убеждать: «Ты должен стать военным!» Большую роль сыграл знаменитый педагог Лев Ефимович Пайкин. Он преподавал историю, а этот предмет я всегда знал на отлично.

Когда я окончил училище связи в Ульяновске, один из преподавателей посоветовал: «Начинай службу с Дальнего Востока! Тогда поймешь, что такое офицерская жизнь». Так и произошло. Сначала я служил на узле связи округа, потом перевели в секретную воинскую часть. В мае 1967 года меня избрали секретарем комитета комсомола. Видимо, за те знания, что в меня Лев Ефимович вложил! Так и началась служба по линии политработы.

Вспомнить можно многое. В 1972 году я принимал участие в формировании одной из первых десантно-штурмовых бригад, поэтому меня считают ветераном ВДВ. Через год стал секретарем партбюро батальона укрепрайона на советско-китайской границе. В 1976 году за успехи в воинской службе перевели в Группу советских войск в Германии. Там довелось служить в политотделе знаменитой десятой танковой дивизии и в политотделе армии. В 1981 году я прибыл в Ригу, где меня избрали секретарем парткомитета командного пункта управления ПВО округа. В 1987 году перевели замполитом дивизиона С-300 – сейчас это знаменитый ракетный комплекс, а тогда он был секретным. Участвовал в боевых пусках.

За время службы сменил одиннадцать городков, и всегда со мной была жена Галина Александровна. В этом году мы отмечаем 54 года совместной жизни.

—  Вы долгие годы жили в Латвии. Почему решили уехать?

—  В начале 90-х там было неспокойно. События в Прибалтике развивались по тому же сценарию, что в наши дни на Украине, в Белоруссии. Волнения, баррикады… Организаторы протестов собирали в палатках молодежь, кормили, поили, включали телевизоры. А те и рады – вытворяй, что хочешь! Квартиры советских офицеров вскрывали, вещи выбрасывали на улицу – и такое случалось.

Всё это способствовало возвращению на родину. По сей день я работаю в военкомате Орджоникидзевского района. С 1995 года — член президиума районного совета ветеранов, в дальнейшем вошел в городской совет. Три года являюсь заместителем председателя Комитета ветеранов РБ Владимира Леонидовича Попова. Мы установили связь с подростковыми и военно-патриотическими клубами, встречаемся со школьниками. Начали поддерживать детские приюты.

— Как вы начали с ними сотрудничать?

— Однажды в военно-патриотическом клубе «Александр Невский», которым руководит отец Виктор, ко мне обратился директор приюта, военный пенсионер Геннадий Симонов и пригласил на встречу с воспитанниками. Мы приехали туда с товарищами из «Боевого братства», увидели сирот от трех до шестнадцати лет. А когда выступили, подошел мальчишка: «Дяденька, забери меня с собой!» Я еле слезы сдержал. Вот тогда я и сказал директору: «Гена, всем, что в моих силах, буду тебе помогать».

Я предложил сделать военно-патриотическую комнату. Нарисовал эскизы (с детства увлекался художественным творчеством). При поддержке ветеранов УМПО оформили стенды. Каждый внес свою лепту: Владимир Волков привез находки поисковых отрядов, Олег Галин – макет автомата, ветераны собрали много хороших книг. Теперь в комнате показывают фильмы про войну, проводят мероприятия. Перед Днем Победы мы организовали викторину, и одна бойкая девочка сразу ответила на все вопросы. Я даже растерялся: «Откуда ты всё знаешь?» «Я читаю!» Мы долго беседовали, она интересовалась, можно ли девушке стать военнослужащей. Я пригласил сотрудника военкомата, который рассказал ребятам, как готовиться к поступлению в военное училище. Эта девочка и еще три парня загорелись: «Будем поступать!»  Много было запланировано мероприятий: и в музеи хотели съездить, и в парке Победы погулять… Жаль, что вирус нарушает планы.

– На собраниях вы всегда поднимаете острые вопросы. Что сейчас тревожит ветеранов?

– Во-первых, мы встревожены тем, что празднование 75-летия Победы из-за пандемии получилось скомканным. Важно, чтобы в последующем торжественные мероприятия не сошли на нет. Во-вторых, обеспокоены фальсификацией истории. Всё меньше остается участников войны. Всё реже ученые умы рассказывают молодежи правду. В интернете мало материалов патриотического характера. Искажается информация о подвигах героев.

Хотелось бы, чтобы больше обращали внимания на здоровье ветеранов. Ведь даже дети участников войны сами давно пенсионеры. Мы привыкли, что ветераны боевых действий («афганцы», «чеченцы») молодые, но ведь и они стареют! Важно, чтобы и о них позаботились.

Еще один вопрос – сохранение памяти. Недавно я участвовал в акции «Горсть земли» и увидел, какой заброшенной выглядит могила Героя Советского Союза Александра Ивановича Кобелева. К сожалению, сейчас многие могилы заслуженных людей в таком состоянии. Хорошо бы, если бы волонтеры привели их в порядок.

Вы были в числе тех, кто добивался восстановления кладбища на Курочкиной горе в уфимской Черниковке.

— Я жил в Старом Лопатино, мы, пацаны, всегда играли на этой горе. Иногда замечали могилы со звездочками. Спустя годы я, возвращаясь из военкомата, смотрел на гору, вспоминал детство.  Рядом оказалась старушка. Она рассказала, что на станции «Черниковка» останавливались санитарные поезда, а умерших бойцов везли хоронить на Курочкину гору.  К 70-летию Победы при поддержке администрации на кладбище навели порядок, установили памятный знак. Но мне не дает покоя, что там лежат неизвестные солдаты. Ведь при современных средствах есть возможности найти их имена! Одно дело, если во время боя солдата засыпало после взрыва.  Но если человека сняли с поезда, должны же были записать его данные! Вопросов много. Думаю, постепенно участники поисковых отрядов смогут их решить. Ветераны в одиночку не справятся. Силы не те, здоровье подводит.

—  В этом году вам выпало тяжелое испытание…

— Да, честно говоря, сначала я упал духом. У меня многие друзья и знакомые умерли от онкологии. Если бы не заведующий хирургическим отделением №3 Республиканского онкологического диспансера Дмитрий Владимирович Феоктистов, не знаю, что бы со мной было. Меня спасли его высокий профессионализм, чуткость и внимание. Теперь я настроен жить и работать долгие годы.

Беседовала Светлана Беллендир.

Опубликовано в издании «Ветеран Башкортостана» в №8 (2020 г.)

 

Ветеранское сообщество республики глубоко скорбит и выражает искренние соболезнования родным и близким Жоржа Харлампьевича.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *