Воспоминания Солдата Победы Сабира Шаяхметовича Зиганшина

4 октября,ушел из жизни бывший министр просвещения БАССР, член Башкирского республиканского совета ветеранов, фронтовик Сабир Шаяхметович Зиганшин. Символично, что простились с ним 5 октября, в День учителя.

Сабир Шаяхметович участвовал в битве на Курской дуге. Публикуем выдержки из воспоминаний солдата Победы:

Перед боем

«…Мы были в бане, когда земля задрожала от мощного грохота. Погасла единственная тусклая лампочка. Мы подумали, что нас подвергли бомбежке или обстрелу из тяже-лых орудий. Но, прислушавшись к грохоту, поняли, что стреляют сотни наших пушек и минометов. В гул канонады вливались залпы «катюш».

Быстро одевшись, мы поспешили к выходу. Все были встревожены, ждали с нетерпением новостей. Около восьми утра командир роты сообщил: «Три часа назад немецкие войска южнее Белгорода перешли в наступление. Наше командование приказало по всему фронту нанести упреждающий артиллерийский удар».

Позиционный характер войны закончился. Развернулось грандиозное сражение, вошедшее в историю как Курская битва. Волею судьбы участниками кровавой схватки оказались и мы.

Командир роты сообщил:

– В районе Белогорода идут тяжелые бои.Фашисты пытаются прорвать нашу оборону. Пока им это не удается. Завтра утром нам предстоит совершить марш-бросок для усиления обороны. Необходимо хорошо подготовиться к походу, отдохнуть, придется за день пройти 50 километров.

Старшина привез боеприпасы, продукты питания – неприкосновенный запас. Вечером командир роты лично проверил нашу готовность к походу. Даже заставлял снимать ботинки, чтобы убедиться, правильно ли намотаны портянки, говоря: «Если будут складки, ноги сотрутся в кровь, а дорога предстоит дальняя».

Перед тем, как лечь спать, мы прикинули, какой груз придется нести расчету из двух человек: противотанковое ружье, винтовка, гранаты, патроны, саперные лопаты, противогаз, фляжка с водой, шинель, вещмешок с продуктами. На каждого бойца получалось около 35 килограммов.

Подняли нас рано, тут же подъехала кухня. После завтрака рота зашагала туда, где второй день шла смертельная схватка с врагом.

Сабир Шаяхметович учился в Южно-Уральском пулеметном училище (Благовещенск).

Вражеский громкоговоритель

После утомительного марш-броска, бессонной ночи (рыли окопы) мы были измождены. Хотелось лишь одного – поспать. Перед закатом появилась походная кухня. Каждому выдали по сто граммов водки-сырца. В фильмах и книгах последних лет сообщается, что на фронте ежедневно давали водку. Но это был лишь второй случай. Первый раз фронтовые «сто грамм» давали 1 мая.

Ужин нас разморил. Утром разбудили взрывы – вражеские минометчики производили пристрелку… Мы ждали атаки, но ее не было.

Вдруг на стороне немцев зазвучал громкоговоритель. Передача велась на русском и узбекском языках. Сообщили о Русской освободительной армии под командованием «талантливого командира Красной Армии – генерала Власова». Фашистские агитаторы убеждали нас, что она при помощи доблестных немецких войск скоро освободит все народы России от большевиков, и призывали сдаться в плен. А когда я перевел товарищам содержание на узбекском языке, все дружно рассмеялись. Оно сводилось к следующему: немцы очень добрые, тех, кто сдался, они кормят горячей едой и вдоволь дают хлеба.

Вражеский громкоговоритель работал с утра до ночи. Вещание прекращалось только на время атак.

Дорогие мальчики, представьте, что мы играем в войну!

Замолк громкоговоритель. Немцы обрушили на наши окопы сотни снарядов и мин — «огневой вал». Над окопами пронеслось тревожное: «Немцы!» Наша оборона встретила атакующего врага дружным огнем из пулеметов, автоматов и винтовок. Атака фашистов захлебнулась. Никогда мы еще не сталкивались так близко с гитлеровцами!

Не успели мы успокоиться, как затишье нарушил гул самолетов. Это летели наши штурмовики – «ИЛы», которых за живучесть наши называли «летающими танками», а немцы «черной смертью». Послышались взрывы бомб…

Мы отражали атаку за атакой. Несмотря на яростное сопротивление, немецкие солдаты упорно лезли вперед. Но огонь защитников обороны заставил их, оставив немало убитых, отступить. Через некоторое время «катюша» ударила по немецкой передовой, тяжелая артиллерия и крупнокалиберные минометы обрушили огонь на врага. Это поддерживало нас, укрепляло веру в победу.

Никогда не забуду слов старшего лейтенанта Николаева:

– Дорогие мальчики, дорогие гвардейцы! Представьте, что вы старшеклассники, а я ваш директор. Мы играем в войну. Но эта игра – настоящая война. Вы молодцы, удерживаете позиции. Мы защищаем Родину, свой народ. Немцы пришли, чтобы убивать нас, пришли, как разбойники. Мы не должны их бояться. Сами видите, как поддерживают нас и авиация, и артиллерия, и «катюши». Раз война, кто-то погибнет, кто-то уцелеет. Я постоянно рядом с вами.

Эти простые слова бывшего директора школы добавили нам уверенности в себе.

На следующий день фашисты предприняли новую попытку прорвать оборону. Мы потеряли половину бойцов взвода. Для нас настал час схватки с фашистскими танками.

Мы знали, что против наших ружей «Тигры» неуязвимы. Нас поддержали пехотинцы: фланговым огнем они отсекли гитлеровцев от танков. Когда «Тигры» приблизились на 200 метров, мы открыли огонь по их смотровым щелям. Вдруг первый танк стал пятиться назад, и другой тоже дал задний ход.

После отражения первых атак немцы уносили своих погибших, а позже стали оставлять перед нашими окопами. В жару трупы быстро разлагались, и нам было приказано хоронить их в воронках от авиабомб.

Сабир Шаяхметович с ветеранским активом в Благовещенске. Мероприятие в колледже — бывшем пулеметном училище.

Храни на память!

Трудный день, когда мы теряли своих товарищей, был на исходе. Которую ночь приходилось спать, сидя в тесном окопе. Но, несмотря на чудовищную усталость, сон не берет. Перед глазами картины кровавых схваток, в плече ноющая боль – при выстреле из ПИТР сильная отдача.

Рано утром нас разбудил изрядно надоевший вражеский громкоговоритель. Во взводе нас осталось мало, немецкие атаки методично следовали одна за другой, но без танков. Не было и наших штурмовиков и «катюш». Нам сообщили, что фашисты в другом месте готовят прорыв обороны, туда и наши стягивают технику. Перед закатом была последняя атака. Я стрелял из автомата. Вдруг меня как будто палкой ударили по левому предплечью, острая боль пронзила все тело. С досадой подумал: «Во взводе еще одним солдатом стало меньше».

В медсанбате мне сделали операцию. Хирург вручил осколок и сказал: «Храни на память». Вскоре я оказался в полевом госпитале – бывшем коровнике. Кровати нам заменили солома и шинели. Но ведь мы несколько месяцев жили в окопах и под постоянным огнем врага, поэтому условия показались весьма сносными. Нам даже демонстрировали кинофильмы, дважды приезжали украинские артисты, в том числе популярные Тарапунька и Штепсель. Но особенно меня обрадовало, что в школе рядом с госпиталем сохранилась библиотека. С упоением я читал книги и газеты, из них узнавал последние события на фронте.

С радостью мы узнали, что в крупнейшем танковом сражении под Прохоровкой советские танкисты нанесли фашистам сокрушительное поражение…»

Фото Светланы Беллендир.

 

Воспоминания Солдата Победы Сабира Шаяхметовича Зиганшина обновлено: Октябрь 8, 2018 автором: Редакция

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.