15 февраля исполнилось 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана

Сегодня страна вспоминает о подвиге воинов-интернационалистов. 15 февраля 2019 года исполнилось 30 лет со дня вывода ограниченного контингента советских войск из  Республики Афганистан.

В Афганистане погибли 344 уроженца Башкирии, шестеро пропали без вести. Всего же страна потеряла в этой войне более 15 тысяч человек.

Война в Афганистане длилась 9 лет, один месяц и 19 дней. Вывод советских войск до сих пор называют одной из крупнейших операций после Второй мировой войны.

Генерал-майор Владимир Иванович Трофимов, возглавлявший Военный комиссариат Республики Башкортостан с 1989 по 2001 год, поделился мнением об афганской войне в интервью газете «Ветеран Башкортостана». Приводим его полностью.

– Владимир Иванович, 15 февраля – День вывода советских войск из Афганистана. Что для вас значит эта война?

– Получилось так, что я командовал учебными частями с двух направлений: Кушка и Термез. После окончания Военной академии в 1980 году принял полк, который готовил личный состав для Афганистана.

Мое пребывание в Афганистане носило характер сопровождения, обобщения опыта. Через три года я стал заместителем командира дивизии в Термезе, также курировал учебный полк.

Я не командовал частями и подразделениями на территории Афганистана. Но два раза в год отправлять туда ребят…. Мы старались, насколько могли, подготовить их. Не всегда это получалось. Что-то зависело от нас, чего-то объективно не было.

Первое время не было техники в учебном полку. Через три года в техническом оснащении имелось все, что возможно: и автомобили, и бронетранспортеры, и танки…

Пик потерь в Афганистане пришелся на 1983 год, когда проводилась Панджшерская операция. Там велись реальные боевые действия, а не рейды или захваты караванов. Пытались овладеть Панджшерским ущельем, где командовал Шах Масуд.

Затея, надо сказать, была не из умных. Наши вели огонь, а противник отсиживался в пещерах, вырытых в скалах, а потом внезапно выкатывал огневые средства, появлялся личный состав. Эффекта от огневого поражения не достигалось.

Это стало импульсом к разбирательству на высоком уровне. Я несколько раз был на конференции в Кабуле, приезжали офицеры генштаба. Тогда усовершенствовали структуру штатов учебных частей, дали все необходимое: бронетранспортеры, КамАЗы, вооружение. Но главное – подобрали офицеров и сержантов, которые могли обучать личный состав, увеличили период обучения с трех до шести месяцев.

– Что было самым трудным в вашей работе?

– Работа с родителями. Если в первые годы на присягу приезжали единицы, то потом – несколько сотен человек со всего Советского Союза. Мы встречались с матерями, объясняли, для чего личный состав едет в Афганистан. Они спрашивали: «А не убьют моего сына?» Что я должен был говорить?.. А через некоторое время мать присылала письмо: «Вы же обещали!» Это очень тяжело.

– С какими проблемами пришлось столкнуться в Афганистане?

– Личный состав вошел туда экипированный для какой угодно полосы, но не для местных климатических условий. Климат там разный, в горах надо надевать теплые вещи. Но в основном это знойная пустыня. И вот приходит солдат в бушлате, в кирзовых сапогах… Уже потом была придумана «афганка»: открытый ворот, панама. Кормили плохо – одними консервами. Офицеры служили в Афганистане два года, солдаты – год. Каково это – целый год питаться консервированной пищей? Не говоря уже о недостатке воды…

У англичан есть пословица: они войну не начнут, пока последняя пуговица не будет пришита к мундиру солдата. А у нас были не проработаны детали. Все более-менее определилось только к 1987 году.

– Как был организован вывод войск из Афганистана?

– Вывод войск был организован великолепно. Моджахеды, узнав, что мы уходим, планировали операции по уничтожению наших сил и средств. Поэтому проводилась огромная работа с племенами, вооруженными формированиями. Договаривались. Где-то наносили превентивные удары. Последний командующий сороковой армией генерал Громов провел тогда очень большую работу.

– Можно ли провести параллели между войной в Афганистане и операцией в Сирии?

– В Сирии учтен опыт Афганистана. Мы знаем, чего хотим: есть правительство, президент Сирии. Есть народ, значительная часть которого настроена на защиту суверенитета.

В Афганистане была другая ситуация – полуграмотному народу, который живет в феодальных условиях, вдруг решили привить социалистические идеи. Люди не хотели, чтобы на их территории были чужие войска. Двести лет пытались англичане покорить Афганистан. После нас двадцать лет это пытались сделать американцы – и тоже ничего не добились.

Памятник «Скорбящая мать» в Уфе — святое место для воинов-интернационалистов.

– Поэтому 9 мая – это День Победы, а 15 февраля – День памяти….

– Да, нельзя говорить, что в Афганистане мы победили. В 1945 году мы освободили Восточную Европу. Сейчас, правда, говорят, что не освободили, а захватили. Сегодня во Львове уничтожили памятник советским воинам. Украинские националисты даже не представляют, что Львов к ним отошел в результате Второй мировой войны. Это польский город!

Как угодно можно оценивать деятельность Сталина, но образование социалистического лагеря – это была величайшая победа. Были созданы Организация Объединенных Наций, Совет безопасности ООН.

– Сейчас, когда в мире напряженная обстановка, нуждается ли эта система в реформировании?

– Это рабочая система. Если она прекратит существование, это будет не во благо нашего государства. Мы постепенно утрачиваем всё, что завоевано: потеряли социалистический лагерь, развалили Советский Союз. Не хотелось бы, чтобы последние инструменты дипломатического воздействия были утрачены. Но и войны, которая дала бы какие-то преимущества, нам не надо!

– Говорят, что Третья мировая война станет последней…

– Может быть, и не последней. Человечество ко всему приспосабливается. Главное, чтобы не нашлись политики, способные на решительные действия. Если они решат применить ядерное оружие, ситуация будет неуправляемой.

Надо стать такими, чтобы на нас и не думали нападать. Ведь нападают на слабого. К сожалению, опять создана ситуация, когда значительные средства приходится тратить на укрепление обороноспособности.

– Это оправдано?

– Это необходимо! Если смотреть с позиции учителя или врача, то, конечно, лучше бы вложить средства в медицину и образование. Но помните анекдот про кортик? Отец, военный в отставке, хватился – кортика нет. Сын говорит: «А я обменял его на часы». Отец отвечает: «Представь ситуацию: в дом ворвались грабители, а ты им говоришь: «Московское время десять часов, сорок минут». Нельзя допускать ситуацию, когда защищаться нечем.

– Вы планировали стать военным? Мог ли у вас быть другой путь?

– Другого пути не было. У меня отец был профессиональным военным. Я представлял себя в разных ипостасях: и моряком, и летчиком, но по стечению обстоятельств стал пехотинцем. Жизнь показала, что это был правильный выбор.

Беседовала Светлана Беллендир. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.