Башкортостан празднует столетие Народного поэта Мустая Карима

20 октября 2019 года Башкортостан празднует столетие Мустая Карима – Народного поэта Башкирской АССР, писателя, драматурга, Героя Социалистического Труда, участника Великой Отечественной войны. В республике проходят многочисленные торжественные мероприятия, посвященные памяти знаменитого земляка.

Мустафа Сафич Каримов прошел трудными фронтовыми дорогами. Он служил начальником связи артдивизиона, а после ранения работал корреспондентом фронтовых газет.

Приводим отрывки из его автобиографии.

«…Я попал в Муромское училище связи, где провел тревожную осень сорок первого года. Это было самое тяжелое время в моей военной биографии. От Ледовитого океана до Черного моря Родина истекала кровью, а мы за монастырской стеной изучали азбуку Морзе и слушали информацию о сданных врагу городах. До этого и потом я никогда не чувствовал себя таким никчемным и беспомощным. Наши рапорты об отправке на фронт оставались без ответа. Стихи не писались. Что писать о героизме и страданиях других, когда сам в трагическое время сидишь в надежном укрытии?…»

«…Мне рассказывали потом, что, когда я был на фронте, моя состарившаяся мать в январские метели всегда представляла меня идущим против жгучего ветра. Ей непременно хотелось узнать, как трудно мне идти, смогу ли я выдержать напор снежной лавы. В такие дни она сама выходила в степь и долго-долго шла против ветра и радостно восклицала: «Выдюжит, выдюжит! Он же мною мужчиной рожден!»

«…Вспоминаю, какие мы получали письма из тыла. Трудовой героизм тыла был под стать ратному подвигу фронтовиков. Мы знали, что в тылу живется трудно, голодно, холодно, что люди обносились. Но в тех письмах, которые мы получали, не было ни одного слова жалобы, даже тихого ропота. Как они, наши близкие, умели терпеть, умели все переносить! Из тыла писали только о том, что могло помочь солдату.»

«…Я помню его – первое утро Победы на поле затихшего боя. На Востоке полнеба было охвачено небывалым сиянием, на Западе таяли последние бледные тени, под ногами была зеленая земля, над головой – синева.

В тот день, как рассказывали потом, в Уфе шел пушистый запоздалый снег, словно последний вздох беспокойной зимы. Люди шутя говорили тогда, что небо выбросило белое полотно в знак капитуляции перед человеческим мужеством. Цвет Победы вошел в мое сознание. Он не красный и не белый, а зеленый. Это цвет распустившихся листьев, взошедших хлебов, цвет начавшейся жизни…»

Трубка

Оттого был день солдатский ярок,

Что мое желанье отгадала

И прислала трубку мне в подарок

Девушка с далекого Урала.

И в письме горячем были строки,

Терпеливы, ласковы, строги:

«Береги страну в бою жестоком…

И, как память, трубку береги…»

Мы с полком прошли в кромешном мраке,

Только бурки рвались с наших плеч.

Я себя сберег в седьмой атаке,

Трубку не сумел я уберечь.

Трубка – это дым родного дома…

Как тут не грустить: ее прислала

Та, что так близка, хоть незнакома,

Девушка с далекого Урала.

1942

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *