О чем вспоминал Герой Советского Союза Александр Пикунов

Управление ФСИН России по Башкортостану инициировало открытие мемориальной доски в память о Герое Советского Союза полковнике внутренней службы Александре Степановиче Пикунове. Ее разместили в Уфе на жилом доме №56 по улице Гоголя.

Как сообщил врио начальника регионального УФСИН Антона Талалова, открытие мемориальной доски — это важный момент в патриотическом воспитании молодежи.

«В лице Героя Советского Союза Александра Пикунова мы отдаем дань уважения и благодарности подвигу наших дедов и отцов, чтим память погибших в войне, всех тех, кто завоевал наш мир и свободу», — обратился к присутствующим руководитель ведомства.

В открытии мемориальной доски приняли участие руководство и личный состав Управления, ветераны и представители администрации Уфы, ученики подшефного кадетского класса УФСИН России по РБ, а также семья Героя Советского Союза, его супруга Габриэль Раймондовна Пикунова.

Главный редактор издания «Ветеран Башкортостана» беседовала с Александром Ивановичем Пикуновым в 2010 году.  Приводим отрывки из публикации.

«Мы беседовали с Александром Степановичем в конце апреля 2010 года в его маленькой квартире в Зеленой Роще. Фронтовик был уже болен, почти не выходил из дома, не посещал парады и торжественные концерты. Но журналистов встречал приветливо — был рад, что его не забывают.
— Я вот книгу написал, «Кирпичики Победы», можете оттуда взять информацию, — сообщил мне Александр Степанович. — Но если хотите, могу и сейчас что-нибудь вспомнить.

Он говорил долго, интересно, но иногда сбивался и начинал рассказ заново, и тогда на помощь приходила  супруга Габриель Раймондовна (кстати, заслуженный работник культуры РБ, бывший директор музея имени Нестерова) — доброжелательная, искренняя и, несомненно, сильная женщина.

Вот о чем рассказывал ветеран Александр Пикунов:

«….Возвращался с полевой кухни, нес два котелка каши – для себя и для товарища. И тут мне под ноги рухнул снаряд! Я швырнул котелки, упал, закрыл руками голову… А снаряд пошипел, откатился в сторону да так и не взорвался. Может быть, его делали русские, угнанные на работы в Германию (говорят, они наполняли снаряды песком вместо пороха). А может, меня спасли материнские молитвы. Она каждый день за меня молилась и всех шестерых сестер заставляла. Даже 16-летнюю Марию, которая работала трактористкой в колхозе и приходила домой, едва живая от усталости…»

«…В ночь на 9 мая мы форсировали Силезские горы. Стеной стоял дождь. Когда вышли из боя, увидели, что сотни танков превратили дорогу в сплошное серое месиво. Мой танк шел последним и забуксовал — «сел на пузо». Пришлось его остановить да заночевать там же. И вдруг среди ночи началось нечто невероятное! Разом загрохотали пушки, застрочили пулеметы, засвистели трассирующие снаряды… Черное небо побелело от всполохов. Мы подскочили: «Неужели попали в окружение?» А когда услышали по рации, что немцы капитулировали, тоже подняли пушку вверх и начали пальбу…»

«…Будят  меня однажды ребята: «Сань, поднимайся, депеша пришла — тебе Героя присвоили! Иди ищи, чем отмечать будем!..»

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.