Счастье иметь такого отца! Юрий Александрович Соловьев отмечает юбилей

Из блокнота журналиста

Счастье иметь такого отца!

Родом Соловьевы из небольшого села, что в Чувашии. В семье было восемь детей. Отца в 1939 году взяли на Финскую войну, он вернулся на костылях в 1942-м. Сегодня из многодетной семьи остался лишь Юрий Александрович, который отмечает в марте свой большой юбилей – 80-летие. Ветеран с гордостью подчеркивает: «В День Парижской коммуны – 18 марта я родился, в честь победы первой пролетарской революции! А еще – в день присоединения Крыма к России!»

 В Сибае Юрия Александровича Соловьева знают как начальника службы подвижного состава железнодорожного цеха Башкирского медно-серного комбината, где он был лучшим рационализатором. Портрет его украшал Доску почета, он избирался членом горкома комсомола, возглавлял партийную организацию. Так, приехав в наш город в далеком 1957 году, целых 26 лет оттрубил в желдорцехе, начав слесарем и завершив ответственным руководителем.

Ему тогда было всего 27 лет. И ценил молодой руководитель в людях трудолюбие, честность и правдивость, за это стоял горой. В славном коллективе трудились 250 человек. Обслуживали 20 паровозов, в 60-е годы стали внедрять тепловозы. Возили руду и рудную вскрышу с карьера на обогатительную фабрику. Кадров недоставало, сами готовили помощников машинистов.

С особой теплотой вспоминает Юрий Александрович тех, с кем довелось работать в те годы рядом: Владимир Иванович Богданов, Николай Семенович Язанов, Аркадий Павлович Филиппов…Это были крепкие орешки, которых не пугала ни сложная посменная работа, ни нагрузки общественных дел.

Позднее, в 1986 – 1988 годах, стал директором Сибайского винзавода – филиала Уфимского винокомбината Молдаввинпрома, в 1990-1997 годах – директором, в 1999 – 2005 годах заместителем директора Сибайского завода алкогольных напитков «СибайАлко». На этом посту он проработал 15 лет. Это был неоднозначный период в жизни страны – с антиалкогольным законодательством, когда, вроде бы, не надо производить это зелье, да в то же время завод должен был выполнять планы по производству…

При руководстве Ю.А Соловьева все пошло вверх: удалось построить фильтровальный цех, произвести в целом реконструкцию завода и даже выпустить свою сибайскую фирменную водку, заиметь хороших партнеров, таких, как Стерлитамакский и Ермолаевский спиртоводочные комбинаты. И тут были свои передовики производства, и главная опора директора: главный инженер Фарит Мусин, начальник цеха Гайнур Саиткулова, начальник производства Тамара Селиванова, главный механик Виктор Крицкий, технолог Ольга Сарапкина…

Именно в те годы при поддержке горисполкома в лице понимающего и толкового руководителя – тогдашнего заместителя, к сожалению, ныне покойной Г.Х. Юмагужиной сумел Юрий Соловьев построить для своих тружеников 14 квартир за счет долевого участия предприятия, которое работало с прибылью. Здесь всегда вовремя, без проволочек, выплачивали заработную плату работникам.

Интересуюсь у Юрия Александровича: «А не спивался ли народ, работавший в цехах пивзавода?» Отвечает без обиняков: «Когда принимал на работу, сразу предупреждал: «Если пьешь, не умеешь держать себя в руках, лучше не ходи на такую работу». Никто на эти мои слова не обижался. В основном не пили на производстве, но случалось, конечно: то грузчик запьет, то электрик, а то была у нас одна женщина – втихаря запивала, не сразу и поймешь». Вспоминает, как сам председатель горисполкома удивлялся в те годы: в списках попадавших в медвытрезвитель почти не бывало никого из пивзавода, в отличие от других предприятий.

Случалось, проводили на предприятии дегустации, куда могли заглянуть и прокурор города, и городской судья, другие важные персоны. Продукцию завода всегда высоко оценивали специалисты-эксперты. Бывало, самого директора приглашали задержаться в дегустационном зале, но, как правило, отвечал отказом, ведь находился на работе. Разумеется, не был аскетом – встречали всем коллективом праздники, отмечали дни рождения. К чувству меры Юрий Александрович, кажется, приучил тогда всех своих подчиненных.

Уже после Соловьева здесь сменилось семь директоров. Спустя годы Юрия Александровича как главного и большого специалиста винного производства снова позвали на эту должность, но быть первым он не согласился, и до 2007 года проработал заместителем директора «Сибай-Алко». Самым добрым словом вспоминает он вполне совершенные методы работы руководителя современной формации, успешного сибайского предпринимателя Андрея Геннадьевича Назарова, основателя того завода.

…Прожив с Соловьевыми многие годы по соседству на небезызвестной теперь в связи с экологической ситуацией в Сибае улице 8 Марта, мы и сегодня продолжаем поддерживать с ними тесную связь. О многом из того, о чем мы могли и не догадываться, поделились с нами приехавшие как-то к родителям их дочери – старшая, Светлана, из Америки и младшая, Инна, из Питера. Разделить радость той встречи Юрий Александрович и Дина Васильевна пригласили и нас – заодно попариться у них в баньке и отведать кружку пива…

Кстати, Соловьевы вот уже 56 лет вместе. Дина Васильевна проработала 40 лет на ремонтно-механическом заводе БМСК, была экономистом, начальником отдела труда и зарплаты. 4 апреля ей тоже исполняется 80 лет.

 

Портрет отца глазами его дочерей

Помните слова героя Фамусова из комедии «Горе от ума» Грибоедова: «Что за комиссия, Создатель, быть взрослой дочери отцом!». Так вот, у Соловьевых их было трое.

Когда однажды в местной газете опубликовали благодарственное письмо из воинской части про любимого внука Юрия Александровича, все три сестрицы похихикали у отца за спиной, потому что знали, что он сам давал интервью корреспонденту, и статья практически была про отца – о том, как он вырастил своего внука достойным человеком. Но немного позже девчонки покаялись в этом, ведь там все было абсолютной правдой. И то, что внук с самого детства рос у дедушки с бабушкой в доме, и что много полезных жизненных советов он получил от них, и что в трудные для него моменты дед шел и с кем-то договаривался и поручался за него, и просто болел за него всей душой. В самом деле, все лучшее, что было заложено и в других внуков, было сделано им в первые десять лет их жизни.

Светлана Юрьевна, самая старшая дочь в семье, вспоминала тогда:

«Мы уже собирались уехать жить в Америку после вуза, и я ждала в Москве сына – его должен был привезти дед. У нас был выбор – дождаться здесь визы и оттуда полететь в Нью-Йорк». Но именно сын настоял на том, чтобы мы съездили обратно домой в Сибай. И для того, чтобы я навестила родные края, и чтобы еще немного побыла с родителями перед отъездом. Это потому, что ему всегда было комфортно там, где его любили и относились как ко взрослому. Он уже с семи лет умел водить машину, строить заборы и помогать в огороде. Папа всех нас учил ответственности за свои решения и самодисицплине, причем не нравоучениями, как жить, а на своем примере.».

Дочерей восхищало умение отца справляться с любыми жизненными ситуациями. Начитавшись позднее умных книжек про роли мужчины и женщины в семье, Светлана убедилась в том, что, оказывается, отец всегда жил именно по этим правильным принципам, даже не ведая об этих книжках. В них доступно поясняется различие ролей: что мужчине нужно всегда оставаться добытчиком, как и в древние времена, в то время как женщина должна поддерживать огонь в очаге. В семье Соловьевых все так и было. Все, что делал отец, было только во благо. Они никогда не боялись, что на столе не будет еды или им негде будет жить. Пусть без каких-либо излишеств, но все необходимое у них было.

Старшая дочь всегда считала, что отец больше всего переживает за ее судьбу, потому что она – первенец. Ее порой просто бесило это строгое условие не гулять по ночам в последних классах школы. Он зря переживал: шалавы из этой примерной девочки-комсомолки, отличницы и активистки – не вышло бы при всем желании. Она была слишком занята делами, дурные мысли и в голову не приходили. Да и общество было не той почвой для плоских всходов, какой она стала для следующего поколения, рожденного в конце семидесятых-начале восьмидесятых, и было подвержено ужасающей волне неприкаянности и наркомании.

Она оказалась неправа в своей уверенности, что папа поглощен только устройством судьбы первенца. Когда подросла вторая сестра, отец сделал все возможное, чтобы принять и устроить ее молодую семью, когда они после института и нескольких лет работы на Дальнем Востоке решили вернуться поближе к родному дому. Светлане даже показалось, что ее отправили на вольные хлеба с полной уверенностью, что старшая готова к самостоятельной жизни. И это была правда.

Наталья Юрьевна, средняя дочь: «Сколько себя помню, папа всегда и везде был начальником. Все детство будил среди ночи телефон. Отец громко ругался, руководил ликвидациями аварий своих тепловозов и паровозов, собирался и ехал на места происшествий. Его не могло быть дома и сутки, и двое, до тех пор, пока ситуация не улучшалась.

Потом партия отправила его на восстановление незнакомого ему винно-водочного производства, и он полностью отдал себя поставленной задаче. Спиртоделие в городе имело значительный вес, но кроме нескольких бутылок газировки в нашем доме, я никогда не видела залежей спиртного. Завод тот в результате все равно обанкротился, но перед тем, как он отдал концы, нам было очень приятно, что отцовский племянник перенял от папы эстафетную палочку, пытаясь что-то сделать, и выпустил партию водку с именем нашего отца – «Соловьевка». Позже он не дал отчаяться своему дядюшке и пригласил нашего папу на работу в другое предприятие. Он же рассказывал нам, как трудно было отцу вписаться в новые условия зарождающегося капитализма в России. В те времена вообще мало людей понимало, что происходило: все вокруг рушилось, работать было практически негде. Наш папа пытался и в этих условиях быть полезным, все время учился у молодых и через какое-то время начал активно участвовать в процессе.

В нашей семье никогда и никто не выражает открыто свою любовь. Наверное, это папа нас так научил: меньше слов, больше дела. Вот и живем мы рядом с ним и просто любим друг друга».

Самая младшая из дочерей, Инна, наверное, больше остальных переняла от отца такой же стержень и способность принимать самостоятельные решения. Она никогда не боялась ответственности за них, всегда и со всем справлялась сама. Но когда попала в непростую ситуацию – выросла единственная дочь, которой нужно дать образование, в то же время справиться с покупкой своего жилья и просто устроить свою личную жизнь, пришлось пойти на компромисс, поставив себя в финансовую зависимость от не очень надежного человека. В этой непростой ситуации она принимает решение любыми путями вернуть ему долг, скитаясь по углам, пока он оставался в ее квартире. Всей семьей наблюдали за ситуацией, которая длилась несколько недель, стараясь как-то ее поддержать и помочь.

Инна Юрьевна: «Я держалась, как могла, но в какой-то момент в отчаянии пожаловалась отцу. У меня вызывает удивление и уважение тот факт, что папа до сих пор считает себя в ответе за наши судьбы, хотя мы все уже в таком возрасте, когда должны поддерживать сами родителей. Неожиданно одним махом он разрешает мою проблему. Он не стал тратить время на нравоучения и полезные советы, а пошел и сделал дело, тем самым вывел меня из тупиковой ситуации.

Улетели из жизни, как птицы!

Когда небо забирает самых близких, эту боль не унять ничем, все остальное пережить можно.

– Мы ведь потеряли двух взрослых дочерей, совсем недавно…- голос Юрия Александровича осекся.

Мы молчим. Боюсь и я лезть с расспросами, хотя уже наслышана от земляков о горе семьи Соловьевых.

Все складывалось, казалось бы, неплохо в семье Соловьевых.

Светлана, успешно окончив вуз в Ленинграде, подалась с супругом в Америку, где благополучно устроились, неплохо зарабатывали. Там же родился у них сын Максим. Однажды Юрий Александрович по настоянию дочери съездил в Америку. Взахлеб рассказывал потом о той американской жизни, как выгуливал по утрам собачку, ходил по улицам в шортах (вот бы смеху было у себя в городе так разгуливать директору!), как заплутался однажды на улице и не смог изъясниться с полицейским, кто он и что ему надо… Да что с полицейским – с внуком-то иной раз непросто было общаться, не зная английского!

Американский внук Макс окончил Калифорнийский университет и вот уже десять лет проживает в Японии, женился на японке, работает финансистом – менеджером в банке. А мама Светлана одна осталась за бугром. В дальнейшем не особо сложилась личная жизнь старшей дочери, которая рассталась с мужем, а теперь вот и сын ее покинул далеко и надолго. Родители не раз уговаривали Светлану вернуться из Америки в Россию, ведь дома и стены помогают – вместе всё легче будет, думали они. Она вернулась. И почему-то в тот же день заспешила в пенсионный фонд насчет оформления пенсии. Даже чемодан не успели разобрать. Родители пытались удержать, мол, успеешь еще, оглянись – все-таки 25 лет прожила в Америке, но Светлана торопилась. Средняя сестра Наташа подвезла ее к пенсионному и уехала по делам.

Вечером специально для Светланы испекли курник, а ее все нет и нет. Стали звонить – телефон недоступен. Подумали, что занята, наверно, оформлением занимается. А когда уже стемнело, и стало семь часов, заволновались вовсе. Через короткое время позвонили соседи с улицы Кленовой (это совсем рядом, метров 300 не дошла до дома) – остановилось ее сердце.

– И не поговорили с дочкой толком, она сказала нам: «Всё потом!» А «потом-то» и не случилось…Уже после похорон разбирали чемодан – столько подарков всем навезла. И похоронили ее почти рядом с отчим домом, на новом Южном кладбище.

Нелепая трагическая случайность оборвала жизнь и младшенькой из семьи Соловьевых, когда ей было всего 42 года. «Инна как будто чувствовала эту беду, – вспоминает Юрий Александрович. – Приехала с дочерью Настей к нам на лето. Побыла, отдохнула у нас месяц и, оставив внученьку дальше погостить, сама уехала – отпуск завершался. И надо такому случиться: шла с работы домой – и по дороге упала в сквере, тоже остановилось сердце. Похоронили ее там же, в Кронштадте».

Солнышко в доме – любимый внук!

Осталась с ними теперь только средняя дочь, Наталья, которая трудится в родном Сибае, бухгалтером на станции техобслуживания. Вся тяжесть потерь легла и на ее плечи, ведь непросто лишиться практически подряд двух любимых родных сестер. Надо поддерживать и престарелых родителей, для которых эти удары судьбы не прошли даром. Мама совсем почти не видит, ходит только по дому. На нервной почве случился и сахарный диабет. Отец, хотя и держится, но тоже ведь не железный.

Сегодня главная отрада для деда с бабушкой – внук Виталик, сын Натальи Юрьевны, окончивший политехнический колледж в Сибае и заочно – Сибайский институт. Он рядом всегда, трудится также на СТО. С ним они о многом забываются, он вносит заряд и позитив в их жизнь. Кто бы мог предположить, что все так сложится. Может, и правду говорят в народе: чем добрее душа, тем сложнее судьба…

Ю.А. Соловьев удостоен звания «Почетный горняк» (1969), награжден медалью «За доблестный труд. В ознаменовании 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» (1970), знаками «Отличник социалистического соревнования цветной металлургии СССР», «Победитель социалистического соревнования» (1974 – 1977), Почетными грамотами Министерства пищевой промышленности РБ (1964), Городского Совета (1996). Жизнь продолжается.

 

С юбилеем, дорогие наши соседи!

 

Мавлида ЯКУПОВА, член Союза журналистов Башкортостана и России.

                                              УФА- СИБАЙ – УФА.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.