Надежда Григорьева: «Нет, мы не воевали, мы просто были малы дети…»

«…В военное время  их однокомнатная  квартира , можно сказать, являлась  штабом по сообщению  с фронтов войны.  Почта была близко и жены, матери, невесты после получения сообщений с фронта шли не домой, а именно к Анне Игнатьевне, несмотря на то, что она была совершенно неграмотная, но очень умная, и уважаемая в округе женщина. К ней шли  и с  радостью, и за советом  или утешением все жители села. Вот об одном из воспоминаний Григорьевой Надежды Андреевны  я и хочу поведать. Оно касается военного детства этой женщины, написанное ею в стихотворной форме и носит название «Нет, мы не воевали»….»

Читать далее

Александр Грошенко. Сын полка, дошел до Берлина

«…В 1944-м году полк, получивший пополнение, перебросили на 1-й Украинский фронт за Львов. В обязанности Саши Грошенко входила разведка на оккупированных территориях. Считалось, что на ребенка полицаи и фашисты меньше обращают внимания, чем на взрослого. Александр подробно докладывал, где имеются военные сооружения, сколько орудий и вражеских солдат. Бывало, что попадался на глаза украинским полицаям, тогда быстро изображал из себя немого и мычал. Обычно легко отделывался, его обругивали и отпускали. Один раз Александр слишком близко подошел к орудиям фашистов, и его окликнул немецкий часовой. Александр Филиппович так рассказывал об этом: «Он грубо схватил меня за шкирку, а потом дал такой пинок в спину, что искры из глаз посыпались»…

Читать далее

Суюндук Салимов: «Будапешт. Любовь, война и слезы»

«…Я очнулся весь в бинтах. Кисть правой руки раздроблена. Правого глаза нет. На правой руке много ран. Раны на правой ноге, на груди, на лице. Пока я лежал без сознания, врачи сделали многое. Некоторые раны стали затягиваться. Я не знал, где, в каком городе лежу в госпитале. Уж слишком шикарные комнаты, окна, стены, шторы. Глянул в окно и ахнул — Будапешт! Вот он, величавый, спокойный голубой Дунай. Вот здание венгерского парламента. За площадью главная улица Будапешта — имени президента Иштвана Харти. На этой улице — Ютси! Интересно, что она сейчас делает? Скучает ли по мне? Сердце тревожно забилось. Нет. Я никогда к ней не пойду! Я одноглазый, безрукий, со шрамами на лице, урод. Я не достоин её любви. Она молода. Ей 18 лет. Найдёт достойного. Старался забыть её имя. Но ежеминутно мои мысли возвращались к ней. Я тосковал по ней….»

Читать далее

Зайтуна Нураева. Служила в передвижном госпитале

«…Неоднократно наш госпиталь попадал под бомбежку противника. Старались тогда в первую очередь помочь раненым, спрятать их в подвалах, а они о нас заботились, говорили: «Девчата, спасайтесь сами, нам уже все равно умирать, а вы живите». Но разве можно было бросить их, думать о себе? Нет! Хоть и страшно, и трудно было, но мы терпели, ведь пошли на фронт добровольцами…»

Читать далее

Михаил Павинский: «Боевики получили жесткий отпор»

«…В апреле 1995 года я возглавлял группу из 20 уфимских СОБРовцев, которая была придана отдельной бригаде внутренних войск. До этого на боевом счету у нас уже были успешные операции по освобождению заложников от бандитов, задержанию вооруженных преступников и месяцы тренировок. Располагались мы в Гудермесе — втором по величине городе Чечни, который накануне был спешно оставлен «армией Радуева». В первый же вечер наша комендатура была обстреляна из соседней пятиэтажки. Услышав выстрелы, наша группа отработанными до автоматизма действиями штурмовала дом и вынудила боевиков спешно отступить. Сумерки помешали преследованию. Это была первая боевая операция Уфимского СОБРа в Чечне….»

Читать далее

Бойцы 25-го бронедивизиона. Нужно восстановить имена павших воинов

«…Перед нами лежит ксерокопия газетной статьи. Скорее, даже не статьи, а краткой заметки под рубрикой «Отзовитесь», она была опубликована 33 года назад в номере 236 «Советской Башкирии» от 13 октября 1981 года. В ней   опубликовано письмо директора районного музея Октябрьского района Волгоградской области С. В. Матвеева, где говорилось о гибели в боях под Сталинградом 30-ти бойцов 25-го бронедивизиона, сформированного в Уфе в апреле 1942 года. Там же приводился список фамилий погибших героев – к сожалению, без указаний их имён и отчеств.
Публикация содержала бесценные подробности об участии уфимских бронепоездов в боях на подступах к Сталинграду в августе-сентябре 1942 года»

Читать далее

Георгий Переселкин. На фронте встретил старого друга

«…Одно из ярких воспоминаний времен войны, которое до сих пор вызывает у Георгия Кирилловича душевное волнение. Это произошло, когда шло наступление на г. Пилау. По словам Пересёлкина: немцы вели отчаянное сопротивление. Линии связи без конца рвались, а со всеми батальонами нужно было поддерживать связь. В какой-то момент пришлось бежать по линии, чтобы восстановить связь. Услышал, что совсем рядом летит снаряд, спрыгнул в траншею. Вслед за ним спрыгнул еще один солдат. Когда вгляделись друг в друга, то оказалось, что они знакомы. Старший лейтенант узнал Пересёлкина первым. Это был старший брат друга детства Георгия Кирилловича — Василий Антипин из Магнитогорска. Это была встреча, которую не передать словами.
Когда Г.К. Пересёлкин вернулся домой, как-то решил навестить своего старого магнитогорского друга. Только сели за стол, как зашел тот самый старший лейтенант. И опять солдаты обнялись, вспоминая тот случай. С В.И. Антипиным Пересёлкину приходилось встречаться и позже, когда тот работал секретарем Магнитогорского горкома партии….»

Читать далее

Рашит Минияров. Стрелок-радист, летал на ИЛ-2

«…Мой прадед, стрелок-радист, летал на ИЛ-2. В эскадрильи,  со слов прадедушки, было 12 самолетов. В сентябре 1944 года состоялся его первый боевой вылет. По заданию на территории Маньчжурии бомбили железнодорожную станцию. На одном из вылетов фашисты сбили самолет командира полка, который смог посадить самолет на территории Японии. Другой самолет успел приземлиться и  забрать его, пока их не взяли в плен. Отличившихся однополчан прадедушки наградили орденами. Моего прадедушку назначили старшиной эскадрильи. Однажды ему поручили сделать перекрытие в стрельбище. Кроме топора и молотка никаких инструментов не было. Он сделал из кусочков досок «инструмент», с помощью которого он быстро выполнил задание…»

Читать далее

Самий Хасанов. «Батальон удержал плацдарм»

«…Находясь в должности заместителя командира первого  стрелкового батальона по строевой части, во время наступательных боёв за овладение селом Красновка 9.03.44 года, при отсутствии командира батальона, Хасанов руководя боевыми операциями подразделения умело организовал силы в наступательном бою, благодаря чему противник был выбит из села. При форсировании реки Южный Буч, в районе города Новая Одесса 20.03.44 года, четко и без потерь организовал переправу батальона на правый берег. Занимая плацдарм на правом берегу, т. Хасанов проявил воинское мастерство, мужество и решительность в управлении боем. Под его руководством батальон отвел все контратаки немецкой пехоты, поддерживаемые танками, несмотря на то, что батальон т. Хасанова находился в болоте, где нельзя было окопаться. Все ожесточенные контратаки гитлеровцев, пытавшихся превосходящими силами столкнуть боевые порядки батальона в реку – разбивались о правильно построенную оборону Хасановым. Батальон удержал за собой правобережный плацдарм…»

Читать далее