Лукмановы из Кзыл-Ярово. Судьба семьи в судьбе страны

«…Старший внук Лукмановых Миннебак ушел на фронт добровольцем. Его жизнь на земле закончилась фразой «Пропал без вести». Вынести горе родителям помогли оставшиеся дома маленькие дети и внуки. Их они отправили в большую жизнь достойными людьми. Пятнадцатилетний Нурлыгаян награжден медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.». Долгожданную весть о Победе девятилетний Хусаин узнал из уст бригадира во время вспашки колхозного поля. Почти все семьи небольшой деревни Кзыл-Ярово получили похоронки. На фронт проводили 41 человека, вернулись лишь пятеро…»

Читать далее

Мугин Нагаев. Дважды представляли к званию Героя Советского Союза

«…При форсировании реки Днепр батарея прикрывала переправу кавалерийских полков и первая на паромах переправилась на западный берег. Поддерживая огнем и колесами действия 60 гвардейского Черниговского кавалерийского полка, обеспечила овладение хуторов Вяле, Нивки и Гале. В этих боях батарея уничтожила 1 орудие, 4 пулемета, до 200  солдат и офицеров, был подавлен огонь 2 минометных батарей и 2 пулеметов.
При вторичном форсировании р. Днепр в районе Любечь батарея была установлена на восточном берегу на расстоянии 500 м от противника, и несмотря на сильный обстрел, под руководством т.Нагаева батарея прямой наводкой уничтожила: 1 орудие, 6 пулеметных точек, 4 ДЗОТа и до 40 солдат и офицеров противника. Тов. Нагаев достоин присвоения звания «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА». Октябрь ,1943 год». За эти подвиги он был награжден орденом «Красного Знамени»…

Читать далее

Петр Ишмурзин. Мы помним тебя, наш друг-подводник!

«…олею судьбы оказался на Северном флоте. В числе немногих ему было предложено поступить учиться в школу старшин-техников в городе Северодвинске. После успешного окончания школы по специальности ракетчика ему было присвоено звание «главный старшина» и предложено продолжать службу на Северном, либо на Тихоокеанском флоте. И вот, с 4 января 1971 года Петр Александрович продолжил службу ракетчиком на современной, в то время, атомной подводной лодке Тихоокеанского флота. Надо сказать, что в период «холодной войны» вахта на посту облуживания ракет с ядерными зарядами, где нес службу Петр, требовала огромной ответственности и выдержки. Петр, с детства привыкший преодолевать трудности, с честью и достоинством прослужил подводником-ракетчиком более 15 лет, совершив за это время 9 автономных походов…»

Читать далее

Фаттах Сайфутдинов. «Бил прицельным огнем по Харбину»

«…Хорошо запомнилось, как наши войска вошли в Маньчжурию. В населенных пунктах остались в основном женщины и дети. Многие бежали в Японию на пароходах. 31 июля ушел последний пароход. Запаниковали и японские солдаты, поэтому не оказывали сильного сопротивления. Китайцы нас встретили хорошо. Когда вошли в небольшой город, у них на груди были повязаны красные ленты, и все кричали «Шанго! Шанго!», значит «Хорошо!». Нам был дан приказ освободить город Харбин. Были заданы координаты стрельбы: «ДОН-101, ДОН-102». ДОН — означает «дальнее огневое наведение». В тот день сначала авиация бомбила Харбин, а затем мы вели артобстрел из 122-миллиметровых пушек….»

Читать далее

Хабир Кадыров. Первыми выстрелами подбил два танка

«…«В бою 13.02.44 г. в районе с. Чесновка Киевской области противник бросил в контрнаступление крупные силы пехоты и танков под прикрытием бомбардировочной авиации. Орудие тов. Кадырова, хорошо замаскированное, стояло на прямой наводке. На него стремительно двигались пять немецких танков. Тов. Кадыров смело допустил танки на расстояние до 400 метров и открыл артогонь, первыми же выстрелами подбил два танка. Противник, обнаружив орудие, открыл по нему огонь из танков. Тов. Кадыров быстро отложил орудие в орудийную щель.  Противник, считая орудие разбитым, сменил направление и пошел на соседнюю батарею, повернувшись к орудию бортами. Расчет вновь выложил орудие и выстрелами в борт сжег еще один танк….»

Читать далее

Нурлыгали Галиуллин. Даже в окопах он читал намаз

«…В 112-й Башкавдивизии было самое большое число Героев Советского Союза – 78. Моему отцу тоже должны были присвоить Героя, но он оказался в госпитале, а потом, видимо, про это забыли. Отец дошел до Берлина, во время войны был четыре раза ранен. Переплыл множество рек: и Дунай, и Одер, и много других. Однажды в реке его лошадь погибла под обстрелом, а отец получил ранение, но смог добраться до берега. Однажды отец вместе с помощником готовил для бойцов. Когда они поехали на передовую кормить солдат, на них напала большая группа гитлеровцев. Помощника убили, отца серьезно ранили. Но он все-таки сумел отстреляться от фашистов и довезти бойцам еду. В госпитале он пролежал два месяца, а в это время в родную деревню пришла газета, где описывался его героический поступок…»

Читать далее

Бату Латыпов. Фронтовик, труженик, талантливый резчик по дереву

«…Есть люди, которых будто сама судьба удивительным образом бросает в водоворот событий.  Бату Галиакбарович Латыпов именно из такой категории людей. С малолетства познав тяжкий труд крестьянина, работал в колхозном производстве, вынес на себе все тяготы и лишения военного детства. Семнадцатилетним пареньком ушел на фронт. Участвуя в боевых действиях против Японии на Дальнем Востоке, получил ранение. Его отец, став кавалером ордена Красной Звезды, дошел до Берлина и был демобилизован в числе первых. Бату демобилизовали лишь в 1951 году. После демобилизации устроился в систему потребкооперации,..»

Читать далее

Хамит Ахмеров. Был солдатом не робкого десятка

«…В ноябре 1943 года 17-летнего Хамита призвали на фронт вместе с одногодками.  Чтобы попасть на фронт, парни прибавили себе год-полтора.

Хамит принял боевое крещение, попав на линию огня летом 1944 года под Владимиром-Волынским. Он участвовал в тяжелейших боях, которые вошли в историю Второй мировой войны. День Победы встретил в Праге, а после войны, как и многие его сверстники, служил в Берлине. Домой вернулся через несколько лет старшим лейтенантом. Хамит не любил вспоминать о войне. Наверное, в том числе и по этой причине нынешнее поколение слишком мало знает о тех страшных и великих годах. Только фронтовые награды на его груди красноречиво доказывали, что он был солдатом не робкого десятка: орден Славы, орден Отечественной войны, медали «За отвагу», «За боевые заслуги» и многие другие….»

Читать далее

Антонида Николаева: «Трудились от зари до зари, хлеба не было…»

«…Каждый день в страхе доживали. Были случаи, когда дети умирали от голода. Мне запомнилось, как однажды мы пошли в лес за корой, щепками, стояла зима. Надеялись что-нибудь найти. И видим: заяц возле сосны сидит. Мы решили поймать его, чтобы домой унести и кушать сварить. Я сняла тулуп, кинула на него и поймала! Домой принесли, зарезали его, хотя и жалко было, сварили… А заяц- то тощий оказался, одни кости, кушать нечего, но и этому рады были, не хотелось умирать с голоду…»

Читать далее