Сергей Тяжельников: «Нигде, как на войне, так не познаются и не проверяются люди…»

«…Грузиться начали одновременно шесть артиллерийских батарей, к трем часам дня эшелон был готов к отправке. Но неожиданно появились двенадцать немецких самолетов, которые с небольшой высоты стали сбрасывать бомбы и обстреливать наш эшелон из пулеметов. Последовала команда: «Из вагонов!». Мы бежали по болотистому полю. Фашистские летчики безжалостно нас расстреливали. Вижу, как один из самолетов заходит в пике. Падаю. Оглушительный взрыв бомб. Слышу справа от себя крик: обожгло ординарца командира третьей батареи. Поднимаю голову, вижу кровь на правом виске командира батареи лейтенанта Кузнецова. Самолеты улетели, видимо, израсходовали смертоносный груз. Через несколько минут появились вновь, но теперь их было восемнадцать…»

Читать далее

Мударис Хабибуллин: «Я знаю, что такое разведка боем»

«Нам, курсантам Уфимского военно-­пехотного училища, пришлось участвовать в сражениях на  огненной Курской дуге, — рассказывал Мударис Валиуллович Хабибуллин, участник войны, Почетный гражданин Кармаскалинского района Башкортостана. —  В конце декабря 1942 года вечером нас подняли по тревоге и объявили приказ Главнокомандующего о прекращении учебных занятий и отправке всего состава училища на фронт. Через три часа мы уже были на железнодорожном вокзале. Команды по пятьдесят человек заняли пустые товарные вагоны, в которых стояли чугунные печки­-буржуйки. В два часа ночи наш эшелон отправили на Западный фронт…»

Читать далее

Каюм Ахметшин. Герой Советского Союза. Служил в сабельном взводе

«…Одно из отделений взвода попало под обстрел артиллерии противника. Осколок снаряда пробил лодку, она стала заполняться водой, и тогда старшина из Башкирии, который следовал на плоту недалеко от поврежденной лодки, на ходу перескочил в нее, заткнул пробоину и благополучно переправил лодку на правый берег. На западном берегу Днепра Ахметшин со взводом попал во вражеское окружение. Разгорелся бой. Гитлеровцы сжали кольцо окружения, а у красноармейцев кончились боеприпасы. Но Ахметшин не впал в отчаяние – он уничтожил пулемет противника и поднял взвод в атаку. В рукопашном бою взвод уничтожил 25 солдат неприятеля, прорвал кольцо окружения и вышел к своему эскадрону…»

Читать далее

Наталья Ковшова. Знаменитый снайпер, Герой Советского Союза

«Наташа не только родилась в Уфе, но и прожила свои детские годы в старой части Уфы – в домах по улице Пушкина, 117, потом – по Фрунзе, 55 и Тукаева, 54; а корни ее предков идут из Дуванского района. Там родилась ее мать, а ее дед был учителем и одним из первых в Башкирии председателей сельсовета. В 1918 году он был зверски убит во время кулацкого мятежа. Наташа росла болезненной девочкой и пошла в школу только в 9 лет, когда семья уже переехала в Москву. Но у девочки по наследству был напористый и боевой характер. А благодаря активным занятиям физической культурой и спортом – бегом, лыжами, плаванием – она физически окрепла и догнала своих сверстников по учебе, – писал видный краевед, заместитель председателя клуба любителей бега «Марафон», уфимец Анатолий Крюков. – Окончив снайперские курсы, Наташа добровольцем ушла на фронт в составе коммунистической Московской дивизии, имея на груди значок «Ворошиловский стрелок I степени».

Читать далее

Магдан Салимгараев. Участник операции «Дунай»

По приказу министра обороны десантников срочно перебросили в Чехословакию. Земля, не оправившаяся от ран Второй мировой войны, снова содрогнулась. Десантники не знали, вернутся ли живыми, но понимали – необходимо выполнить интернациональный долг, остаться верными присяге и не допустить начала Третьей мировой войны.
Участник операции «Дунай» Магдан Салимгараев столкнулся с войной лицом к лицу. Взрывы снарядов, дождь пуль… Он достойно исполнил солдатский долг: у него десятки наград, Благодарственных писем, нагрудных знаков: «Отличник-парашютист», «Отличник боевой и политической подготовки», «Отличник ВВС».

Читать далее

Юрий Мустафин. Воевал в Афганистане в составе мотоманевренной группы

Про службу в Афганистане он рассказывал так: «Я был в составе мотоманевренной группы пограничных войск. Выполняли боевые задачи, пресекали деятельность бандгрупп, которые перевозили оружие и наркотики. 19 августа 1982 года меня ранили: душманы решили взорвать газопровод, объект. Группу наших солдат забросали гранатами. Меня эвакуировали на вертолете в Термез, в полевой госпиталь, а потом отправили лечиться в Душанбе.  Подлечился, а через месяц вернулся в Афганистан».

Читать далее

Хамза Шаймарданов: «Под обстрелом стараешься, чтобы «смертельная пчела» пронеслась мимо»

Мальчишек без касок, без саперных лопат (чтобы окопаться) отправили в бой, в самое пекло. Когда пули летят, сжимаешься весь, будто становишься меньше, чтобы «смертельная пчела» пролетела мимо. Разум не мог понять, что та пуля, что мимо, – летит со свистом, что в тебя – молча. Бомбежка и без того страшна, а когда в лесу – вдвойне: не осколком убьет, так вырванным деревом. Первое ранение навылет получил под Днепром. Тогда сам себе вынес приговор – высунул голову из-под пригорка под пули, чтобы добило. Но в небесной канцелярии свои планы. Выжил.

Читать далее

Минислам Ахмеров: «На польской земле воевать было трудно»

– В самый разгар войны, в октябре 1943 года, из деревни Ново-Сафарово Мишкинского района мы, пять 18-летних парней, ушли на фронт, – так начинает рассказ фронтовик Минислам Зарипович Ахмеров. – Долгим был путь. После Москвы нас часто бомбили немецкие самолеты. В Белоруссии около трех месяцев учили воевать. Потом подняли по тревоге и увезли.
Ветеран вспоминает, что вместе с земляком Асхатом Чинаевым был в одной роте, а остальные: Хамит Ахмеров, Габидулла Агишев и Наил Чинаев служили в других частях.

Читать далее

Василий Калашников. Попал под Сталинград и погиб в 1943 году

«…Однажды мамину руку словно обожгло – вместо треугольника она вынула четырехугольник. Софье Никитичне Калашниковой сообщалось: «Ваш муж в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявил геройство и мужество, был убит 14 ноября 1943 года».
Я запомнил, как оплакивали гибель отца. Люди заполнили наш дом. Меня гладили по голове, говорили, что я остался сиротой. Врезались в память причитания бабушки Матрены Григорьевны. Прислонив ко лбу похоронку, она обращалась к находившимся в переднем углу иконам: «Господи, за»
что ты так на меня разгневался? Почему и последнего не оставил в живых?» До этого пришли похоронки на другого ее сына Степана, зятя Ивана и внука Ивана Воробьевых.

Читать далее